Эдгар Кейс и Хроники Акаши       


Скачать книгу можно ЗДЕСЬ



8 Истории случаев

(Все имена изменены в интересах конфиденциальности)

Несмотря на всю точность предсказаний событий будущего, Эдгар Кейс всегда был твердо убежден в том, что будущее не «установлено». Каждый ин-дивид несет ответственность за форму и содержание своей жизни. Кейс любил напоминать своим клиентам об их способности к сотворчеству. Хроники Акаши содержат в себе бесконечное количество будущих возможностей для всех инди-видов. Эти возможности, зависящие от устремлений, склонностей, опыта и та-лантов, присутствовавших в прошлых жизнях, становятся реальностью в насто-ящем лишь тогда, когда люди направляют свою свободную волю в определенное русло. Безусловно, решения, принятые в настоящем, дают возможность реали-зоваться соответствующей «судьбе». Вместо того чтобы исходить из положе-ния, что существует лишь одна судьба для каждого человека, более верно предположить, что каждое решение, принятое в настоящем, оказывает влияние на будущее индивида.

При жизни Эдгара Кейса родители часто обращались к нему за советом, чтобы помочь своему ребенку в будущем. Кроме описания прошлых жизней, спо-собностей, врожденных склонностей, в чтениях содержались советы относи-тельно оптимального воспитания и образования детей. Эти предложения «были полезны и несли в себе надежду». Они делались для того, чтобы помочь ре-бенку как можно лучше осуществить ту цель, с которой он явился в эту жизнь. Эдгар Кейс также нередко напоминал родителям об их сотворчестве в воспитании ребенка. Важность выбора нужного жизненного направления была проиллюстрирована с наибольшей яркостью в случае Джимми Гамильтона (1208), родившегося в 1936 году. Самым замечательным в этом случае было огромное количество документации, представленной родителями Джимми, его родственни-ками и друзьями.

За два года до рождения Джимми его родители, Мэри (934) и Бен (391), встретились и влюбились друг в друга. Их влекло друг к другу с невероятной силой. Мэри как раз собиралась развестись со своим первым мужем, который так и не принес ей счастья, и Бен показался ей рыцарем в сверкающих доспе-хах. В последующем чтении их взаимное влечение удалось проследить до вре-мен Древней Греции. Мэри развелась, и двое влюбленных обвенчались.

Несмотря на всю силу чувств, их брак оказался трудным с самого нача-ла. Оба отличались сильной волей и неуступчивостью. Через два месяца но-вобрачные разошлись, и Мэри возвратилась к своей семье в Огайо. Обнаружив, что забеременела, Мэри решила сделать аборт. Вскоре выяснилось, что взаим-ное влечение Бена и Мэри способно преодолеть все обиды. Через несколько месяцев они помирились.

Во время чтения Эдгар Кейс сказал им, что мир между ними возможен. У каждого из них были обязательства по отношению к другому еще в далеком прошлом. Бен и Мэри должны были научиться идти на компромисс. В чтении го-ворилось: «Каждый должен дополнять ДРУГОГО. Это МОЖЕТ получиться, если вы будете работать вместе. Этого не получится, если вы будете разъединены!» (391-8).

Им удалось продержаться вместе до июня 1936 года, когда родился их сын, Джимми. Заинтересованные работой Эдгара Кейса, родители Джимми дого-ворились о чтении, когда их сыну исполнилось два дня! Чтение оказалось захватывающим и давало большие надежды для ребенка.

Родителям Джимми Гамильтона было сказано, что некогда их сын был пре-успевающим политическим деятелем. Собственно, ребенок был столь одарен, что, если его таланты будут направлены в верное русло, он сможет стать од-ной из самых влиятельных политических фигур Соединенных Штатов. Решающую роль в его судьбе будут играть воспитание и образование. Далее Эдгар Кейс сделал еще более ошеломляющее предсказание. Если Джимми Гамильтон будет воспитан подобающим образом, его жизнь в современной истории сможет срав-ниться по значению с жизнью Томаса Джефферсона - с ролью, которую он сыг-рал в становлении Америки. В результате бьыо обещано, что ребенок сделает много для укрепления мира во всем мире и даже в объединении всего населе-ния земного шара в «единую нацию»!

Однако, предвидя события будущего, Эдгар Кейс предупредил родителей о возможных «неожиданных поворотах» в судьбе их сына (1208-1). При неверном воспитании шансы «добиться славы или бесславья будут РАВНЫ». При жизни в Персии и Греции у души выработались тенденции к потаканию собственным сла-бостям. Если эти тенденции не удастся преодолеть в настоящем, они смогут стать неконтролируемыми в будущем.

По крайней мере семь раз во время чтения Кейс напоминал родителям о том, насколько важно воспитывать и постоянно направлять ребенка по верному пути. Мальчик рос изобретательным и исключительно любознательным. Эти же склонности могли получить и отрицательный заряд, порождая личность, сомне-вающуюся во всем и оспаривающую всех - прирожденного «спорщика» - вечного оппозиционера. Он обладал большими умственными способностями, однако и они могли принести столько же вреда, сколько и пользы, в зависимости от того, какое бы направление приняли. В чтении также было сказано, что Джимми при-надлежит миру и «будет относиться одинаково ко всем людям». Он сможет за-вязать знакомства со многими людьми во всем мире. Безусловно, согласно чтению, перед ребенком открывались огромные возможности.

Через два месяца после этого события (в августе 1936 года) мать Джим-ми разошлась со своим мужем. Мэри взяла своего ребенка на короткое время в Огайо. Вскоре она вновь воссоединилась со своим мужем, но их противоречия не были разрешены. Через одиннадцать месяцев после рождения Джимми пробле-мы этой семьи стали видны даже посторонним. В мае 1937 года тетя мальчика писала так: «Его родители умудряются оставаться вместе, но обстановка взрывоопасна. Я ни на минуту не могу расслабиться и постоянно молюсь». Обоюдное упрямство и чрезмерное употребление спиртных напитков лишь обост-ряли ситуацию.

В 1940 году Джимми начал ходить в детский сад, где ему очень нрави-лось, но вскоре его родители вновь разошлись, и ребенка отвезли в Огайо. В мае произошло третье примирение, и родители Джимми переехали в Алабаму. В том же году их посетил близкий друг из Вирджинии. Возвратившись домой, он написал Бену:

Надеюсь, Бен, что ты не обвинишь меня в том, что я вмешиваюсь не в свое дело, когда я говорю то, что считаю своим долгом сказать после то-го, как побывал в твоем доме... Мне очень хотелось забрать Джимми с со-бой, но я считал, что это будет неправильным шагом с моей стороны... Как тебе известно, мы думаем о нем постоянно, словно он наш собственный ре-бенок. Я говорю обо всем этом лишь потому, что очень обеспокоен состоя-нием его здоровья.

Случай 391-1, Файлы отчетов К рождеству Мэри и Бен вновь разошлись. Мэри снова отвезла своего сы-на в Огайо. Через два месяца она написала:

Я нахожусь в ужасном положении. Чувствую, что поступила правильно, и все же не могу отделаться от мысли, что мы с Беном не смогли сделать друг для друга всего того, что должны были бы сделать. Я ни минуты не сомневаюсь, что можно было бы сделать что-то еще.

Бывают минуты, когда я люблю его и скучаю о нем, но затем я вновь не чувствую ничего кроме обиды.

В тот же месяц Бен направил в Ассоциацию свое собственное письмо:

Поистине, моя жизнь была сплошной неразберихой, и, безусловно, я сожалею о многих вещах, сделанных мной. Особенно мне жалко моего сына. Но я стараюсь гнать от себя эти мысли - ведь от этой жизни так далеко до того идеала, который я создавал в своем воображении.

Через два месяца Бен сказал своему другу: «Я думаю, что совершил большую ошибку, не забрав Джимми».

Мэри и Бен получили развод в 1942 году. Через некоторое время Бен отправился за океан, а Мэри продолжала воспитывать Джимми в одиночку. Ког-да Джимми исполнилось шесть лет, он получил еще одно чтение. Друг семьи, в прошлом часто проявлявший заботу о мальчике, начал искать возможности отп-равить Джимми в школу-интернат.

Школа, располагавшаяся на Северо-Востоке, пользовалась отличной репу-тацией, и Мэри попросила совета на этот счет. В чтении приветствовалось решение матери предоставить своему сыну возможность получить нормальное образование и проявить себя.

Способности мальчика были несомненными. Кейс утверждал, что избранная школа «была так близко к идеалу, как этого лишь можно было пожелать». Вдо-бавок он заявил: «ПОДУМАЙ О ТОМ, КАКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЭТА СУЩНОСТЬ МОЖЕТ ИМЕТЬ, ДОЛЖНА ИМЕТЬ ДЛЯ СТОЛЬ МНОГИХ ЛЮДЕЙ!» (1208-18). К сожалению, Мэри вскоре передумала отсылать своего сына в школу, находящуюся в другом месте.

Друг семьи написал по этому поводу:

Мать Джимми вдруг заупрямилась и заявила, что и думать не может о том, чтобы отослать своего ребенка одного в такую даль, когда он еще так мал. Не знаю, что из всего этого выйдет, остается лишь надеяться, что она никогда не будет сожалеть о своем решении. Я расстроился, но не уди-вился, хотя она вроде желала этого, когда я пытался все организовать. Не знаю, что с ней случилось.

Случай 1208-1, Файлы отчетов В октябре этого же года Мэри отправила своего сына к «тете Кларе» (сестре Бена) в Вирджинию. Такое положение вполне устраивало Джимми - он глубоко любил свою тетку и та отвечала ему взаимностью. Он хорошо учился в школе. Одним из его любимых занятий было рисование. Однако через четыре месяца Мэри потребовала своего сына назад. Возвратившись к матери, Джимми стал посещать местную школу. Там он не был столь счастлив, как у «тети Клары». В его дневнике стали появляться замечания о плохом поведении на уроках.

Через восемь месяцев Мэри вновь решила отправить Джимми к тетке, но в 1944 году забрала его назад. В течение последующих двух лет мальчик боль-шую часть времени проводил со своей матерью, но постоянно переходил из публичной школы в частную и обратно, редко оставаясь в одном и том же учебном заведении более нескольких месяцев.

Несмотря на все, вскоре после окончания Второй мировой войны родители Джимми вновь поженились. Их новый брак длился месяц. Оба злоупотребляли алкоголем уже долгие годы. В 1947 году Джимми менял школу три раза, и его успеваемость съехала настолько, что мальчику предложили остаться на второй год в пятом классе. Джимми вновь почувствовал, что такое жить полноценной жизнью, лишь у своей тетки. С сентября по май 1947 года мальчик продолжал учиться в одном и том же заведении. Это был самый длительный период, на который ему удавалось «задержаться» на одном месте.

В 1948 году его мать вышла замуж за другого мужчину, и Джимми вынуж-ден был возвратиться к ней в Огайо. Это замужество (четвертое по счету) также не продлилось особо долго. В возрасте от двенадцати до тринадцати лет мальчик постоянно менял квартиры и наконец вновь очутился у Клары.

В 1951 году, когда Джимми исполнилось пятнадцать лет, его тетушка на-писала: «Это очень критический период в его жизни, как вы сами понимаете. Вряд ли я могу полностью заменить мальчику обоих родителей, но я делаю все от меня зависящее». Она также отметила, что, хотя Джимми не был хорошим учеником, у него были спортивные успехи и он проявлял интерес к музыке и рисованию.

В 1953 году, когда Джимми Гамильтону исполнилось семнадцать лет, вместо того, чтобы отправиться в летнюю школу и подтянуть «хвосты», от сбежал вместе со своим другом во Флориду. Там у них были неприятности из-за кражи, но ребят не наказали, так как вмешались друзья семьи, а сами юные воры еще не достигли совершеннолетия.

В 1955 году Джимми начал служить во флоте. Офицер, принимавший экза-мен у новобранцев, утверждал, что Джимми получил самый высший бал среди всех претендентов в этом городе. Джимми полюбил службу на флоте и начал путешествовать. Вот что он написал своей тетке из Японии, подтверждая сло-ва Эдгара Кейса о том, «что он будет принадлежать миру» (1208-1): «Как бы мне хотелось, чтобы ты могла посетить Японию. Это удивительная страна! Да-же не знаю, почему я чувствую себя своим среди этих людей». Казалось, иностранные языки давались ему легко.

Когда Джимми было около двадцати лет, он получил письмо от отца, с которым они редко виделись. Вот что там было написано:

Безусловно, оба мы хотели, чтобы твоя жизнь протекала в более при-ятной обстановке, чем та, что все время складывалась из-за наших мелких симпатий и антипатий, которые тогда казались нам столь важными. Сейчас все это представляется мелочью, но что поделаешь, время ушло. Тогда, когда нам следовало быть рядом с тобой, мы находились в другом месте. Тебе все это прекрасно известно, но мне хотелось бы, чтобы ты также знал, что и я осознаю это...

В 1960 году родители Джимми как-то завели речь о возможности нового примирения. Но этого так и не произошло, и Бен женился на другой женщине, чтобы позже разойтись и с ней. По окончании службы во флоте Джимми отпра-вился в Лос-Анджелес, где стал играть на бас-гитаре в джаз-оркестре. Вско-ре он перешел в джазовый ансамбль и, по словам его тетки, «стал вести бо-гемный образ жизни». В 1959 году он оказался во Флориде, где продавал рек-ламные ролики для радио и телевидения. К концу года он возвратился в Вирд-жинию, где каждую свободную минуту стал отдавать джазу. В 1960 году он же-нился. Жена решила положить конец музыкальным амбициям Джимми, настаивая, чтобы тот «остепенился». Через два года у них появился сын. В этот период Джимми проходил юридический курс, который так и не закончил. В 1963 году он стал помощником менеджера в магазине готовой одежды. В следующем году он вновь вспомнил о своем давнишнем пристрастии к рисованию - решил пойти учиться в вечернюю школу, но его планам так и не суждено было осуществить-ся. В 1965 году Джимми и его первая жена разошлись.

В 1966 Джимми Гамильтон вновь женился и начал работать в магазине. В том же году его мать, Мэри, заявила, что, будь она умнее двадцать лет на-зад, ей удалось бы сохранить брак с Беном. В 1967 году у Джимми и его но-вой жены родился ребенок, но уже в следующем году они разошлись. Джим отп-равился в Вашингтон, где нашел работу в фешенебельном магазине. Его тетуш-ка Клара впоследствии говорила, что в это время Джимми пытался получить совет на предмет того, «как обуздать себя». Вскоре он женился и развелся в третий раз.

К осени 1970 года Джимми уехал в Грецию. Оттуда он прислал своей тет-ке письмо с такими словами: «Я полюбил эту страну. Все мы должны вновь стать греками. Это было бы здорово!.. Здесь все друг друга любят, ни у ко-го нет никаких проблем с общением - чувствуешь себя совершенно непринуж-денно. Я даже не могу объяснить всю прелесть того нового мира, в котором я сейчас оказался». В ноябре он уже очутился в Италии, а в декабре отправил-ся в путешествие по Испании и Африке. Довольно скоро он вновь оказался в Вирджинии. Здесь он поменял множество мест работы, связанной с ресторанами и одеждой. Он был очень привлекателен и нравился людям. И хотя Джимми прекрасно ладил с самыми различными людьми, казалось, всю жизнь он пытался найти себя. Однажды один друг Джимми сказал его тетке, что огромный потен-циал ее племянника заметен каждому, кто имеет с ним дело. Однако Джимми не может его реализовать из-за постоянных сомнений в себе и непокладистого характера. Он так никогда и не реализовал своих возможностей, обещанных при чтении.

И все же следует отметить, что несмотря на то, что Джимми так и не оправдал тех надежд, которые возлагали на него ввиду чтений Эдгара Кейса, путь, избранный им, в жизни, был его личным путем. Все решения, принятые его семьей и им, открывали перед Джимми новые возможности, неизменно обла-давшие потенциалом оказаться полезными на духовном уровне. Каждый выбор и каждое решение создавали новый ряд вероятных реальностей, которые устрем-лялись к нему. Во время воспитания в детстве из Хроник Акаши появлялись различные возможности, как правило связанные с его прошлым духовным опытом и давними переживаниями. Характер реакций человека на каждое из этих собы-тий определяет потенциальное наполнение его завтрашнего дня.

Пожалуй, не менее интересным представляется нам случай Патрика Томп-сона (641). Патрик Томпсон получил чтение от Эдгара Кейса в четырнадцати-летнем возрасте. Он потерял своего отца подростком и должен был заботиться о своей овдовевшей матери и младшей сестре. Несмотря на финансовые труд-ности, переживаемые семьей, Патрик, по словам своей матери, «никогда не жаловался». Он разносил газеты в маленьком алабамском городке. По настоя-нию старшей сестры, Патрик получил свое чтение в 1927 году.

Не по годам зрелый Патрик обладал единственной слабостью - расстройс-твом пищеварения. Когда бы он ни съедал сласти или слишком тяжеяую пищу, у него тут же начиналась тошнота и он заболевал. Но он не рассматривал это как большую неприятность, и с возрастом молодой человек просто выработал для себя особую диету.

Эдгар Кейс начал свое чтение, объявив, что большинство Патриковых та-лантов и устремлений манифестируют себя в будущем. Однако все уже присутс-твовало в данный момент и ждало своей реализации «при помощи воли». Среди качеств Патрика перечислялись такие, как «медлительность в гневе», «быст-рота в дружбе», и ему был предвещен успех «в бизнесе, связанном с торгов-лей». В чтении также говорилось, что его «ожидает еще больший успех, боль-шее развитие в настоящей жизни в качестве БИЗНЕСМЕНА, особенно если дея-тельность будет связана с одеждой или чем-то подобным. (Выделено автором.) Его врожденный талант мог найти наилучшее применение в сфере индивидуаль-ной одежды. И наконец, ему было сказано, что он испытывает глубокую любовь к духовности и сможет реализовать себя там, где возможна «настройка на Бо-жественное».

Истоки его таланта, связанного с одеждой, бьыи прослежены до фран-цузской жизни, где Патрик состоял в свите Людовика XIII. В то время Патрик отвечал за гардероб короля. В тот же исторический период он выработал в себе способность запоминать в мельчайших деталях одежду каждого из при-сутствующих в комнате. Эдгар Кейс заверил его, что эта способность сохра-нится в нем навсегда, так как Патрик любил ткани и одежду.

Эта же склонность прослеживалась и ко времени его пребывания в Древ-нем Египте, когда Патрик изобретал наряды для людей, принадлежащих к раз-личным слоям общества. Да и в Атлантиде он тоже разбирался в тканях и ре-шал вопросы об их пригодности для пошива костюмов.

Патриковы проблемы с пищеварением не упоминались перед чтением, одна-ко Эдгар Кейс сам указал на них. Молодой человек был предупрежден о том, что ему не следует злоупотреблять никакой едой или питьем. Очевидно, повы-шенная чувствительность к пище была результатом прошлых жизней. Во Фран-ции, где он занимался королевским гардеробом, Патрик позволял себе перепи-вать и обжираться. К тому же при жизни в Персии в качестве придворного ле-каря он также не брезговал никакими излишествами. Согласно Хроникам Акаши, нынешние проблемы давали ему возможность преодолеть личные слабости, выра-ботанные в прошлом.

Несмотря на то что Патрика заинтересовало чтение, он не проявил ника-кого желания начать работать в швейной промышленности. Мальчик продолжал разносить газеты, в возрасте семнадцати лет окончил среднюю школу и соби-рался уже поступать в колледж, но финансовые трудности не дали ему осу-ществить это желание.

Когда Патрику исполнился двадцать один год, его перевели на должность менеджера. Несмотря на скромный заработок, Патрик все же умудрялся откла-дывать сэкономленные деньги, надеясь когда-нибудь обзавестись своей семь-ей. Но эта задача оказалась отнюдь не из легких, так как он считал своим долгом помогать старшей сестре в те периоды, когда ее муж оказывался без работы. Вскоре Патрик передал в Ассоциацию Эдгара Кейса свой отчет.

В отчете Патрик сообщил, что ему сейчас хочется испытать себя в раз-личных направлениях, но швейный бизнес не вызывает в нем никакого интере-са. Патрик высказывал удивление по поводу того, что чтение рекомендовало ему работу, к которой он не чувствовал никакого призвания. На протяжении нескольких лет он пробовал себя в более прибыльном деле, но успеха не до-бивался. Желая получить наставления в сложившейся ситуации, Патрик попро-сил еще об одном чтении.

Когда он спросил: «...В какой работе я смогу найти себя?» (641-3), то получил ответ Эдгара Кейса: «Как уже было сказано, тебя ждет успех в деле, связанном с одеждой». Не понимая, почему в чтении упрямо говорится о рабо-те, которая ему никогда не нравилась, Патрик все же спросил, где может найти соответствующее место. В ответе говорилось, что он найдет нужные связи через «нынешние знакомства».

Однако свято веря в способности Эдгара Кейса, Патрик решил написать письма всем, кто мог оказаться хоть как-то связанным со швейным бизнесом. Он рассылал заявления всем фирмам, занимающимся пошивом и продажей одежды, заверяя, что «мечтает стать торговцем одеждой». На протяжении трех лет его усилия не приносили никакого успеха. Он зарабатывал на пропитание в газете и в ресторане. Наконец весной 1939 года, когда Патрик был двадцатичетырех-летним юношей, в его жизни произошла долгожданная перемена.

Отправившись в большой город, он, по совету своей сестры, посетил не-которых ее друзей. Эти друзья сестры также знали Эдгара Кейса и в свое время получили от него чтения. Кроме того, их род занимался пошивом фор-менной одежды уже в третьем поколении. Патрик рассказал им о том, что в чтениях Эдгара Кейса также говорилось о его таланте в сфере одежды. Его новым знакомым не требовалось более никаких рекомендаций. Они тут же пред-ложили молодому человеку стать их торговым агентом и даже оговорили, что он будет отвечать за продажу на юге Соединенных Штатов. Патрик стал самым молодым служащим фирмы.

На этой новой должности ему тут же улыбнулся успех. Он легко сходился с людьми и скоро проявил особый «нюх» в этой сфере. Однако ему пришлись не по вкусу волчьи законы и коварные методы, которые казались неотъемлемой частью бизнеса. Все это было совершенно чуждым натуре молодого человека. Для того чтобы увериться в правильности избранного пути, Патрик вновь об-ратился к Эдгару Кейсу за чтением. Тот утешил его, заявив, что «Все это по-прежнему указывает на то, что сущность приняла верное направление, а также свидетельствует о том, что ей предоставляется более широкое поле для применения своих способностей...» (641-6). Патрику посоветовали всегда помнить о духовных идеалах и о том, что «не столь важно, как к нему отно-сятся другие, сколь важно, как к ним относится он».

В том же году он сказал своей сестре, что это чтение полностью изме-нило его взгляд на деловой мир. Благодаря чтению он смог поновому смотреть на каждого человека - был ли тот его клиентом или коварным конкурен том. Патрика стала удовлетворять его работа, и он проявлял такую сметку, кото-рой никто не мог ожидать даже от самых опытных торговцев.

Началась Вторая мировая война. Из-за пищевой аллергии, которой стра-дал Патрик, он попал в категорию «4-Р» и должен был заниматься вопросами офицерской одежды. Он стал менеджером армейского центра, обеспечивающего формой полторы тысячи офицеров еженедельно. Когда в 1944 году он убедился, что сможет содержать не только мать, но и свою собственную семью, Патрик женился. Ему был тридцать один год - в то время этот возраст считался поздним для женитьбы. Когда война закончилась, он возвратился на свое прежнее место работы. У Патрика появилось трое детей. Он и его жена были счастливы в браке. До конца своей жизни он оставался горячим поклонником Эдгара Кейса и много сделал для Ассоциации.

В 1965 году, в возрасте пятидесяти двух лет, Патрик посетил вместе со своей семьей Ассоциацию. Во время визита он рассказал, что сейчас успешно занимается бизнесом в Нью-Йорке, оставаясь представителем той же компании, в которой проработал на протяжении двадцати пяти лет. Патрик также заве-рил, что если бы не чтения, он никогда бы не стал заниматься именно этим делом, принесшим ему столь глубокое удовлетворение. В то время он отвечал за торговлю фирмы.

В 1971 году пятидесятивосьмилетний Патрик отправил в Ассоциацию еще один отчет. В конце своей карьеры он приобрел такой опыт, что стал зани-маться обучением торговцев национальных организаций. Как и предвидел Эдгар Кейс, Патрик сумел проявить свои таланты в бизнесе, связанном с пошивом одежды. Выйдя на пенсию, он начал заниматься торговлей недвижимостью.

Позже, направив последний отчет, Патрик свидетельствовал точность ин-формации, сообщенной ему Эдгаром Кейсом: «Они дали мне лучшее понимание цели жизни как возможности развития и самореализации. Чтения помогли мне осознать, каким образом я смогу послужить другим и помочь всем». Согласно всевозможным отзывам, Патрику везде сопутствовал успех, и он твердо при-держивался своих духовных идеалов, делясь с другими всем, что находил сам.

И наконец, позволю себе остановиться на истории Люсиль Вильямс (499), чьи родители проявляли горячий интерес к деятельности Эдгара Кейса и полу-чили от него чтения для своей дочери и всех остальных членов семьи. В то время Люсиль было двадцать два года. Выросшая в богатой семье, она относи-ла себя к «нью-йоркским сливкам общества». Казалось, девушка располагает всем, что можно купить за деньги. В то время она не проявила никакого ин-тереса к чтению.

Позднее, когда Люсиль давала интервью для статьи «Художник, доказав-ший верность предсказания Эдгара Кейса», она сказала газетному репортеру:

«...тогда все это ничего для меня не значило. Все его слова влетели в одно ухо и вылетели в другое».

В чтении, данном для Люсиль, говорилось, что она может легко заводить друзей, склонна к сентиментальности в вопросах любви, в прошлом была в Ко-лониальной Америке, Риме, Греции и Египте. Когда-то она помогала сдружить-ся представителям различных рас, была учителем, умевшим убеждать индивидов принимать решения, изменяющие их жизни. В ее душе также заложен врожденный талант целителя.

Эдгар Кейс также сказал, что она глубоко интересуется вопросами ду-ховности и является горячей любительницей природы и музыки. Кейс утверж-дал, что Люсиль заинтересуется цветным стеклом и будет зачарована эффек-том, который производит свет, проходя сквозь стеклянные призмы.

Не проявив никакого интереса ко всему услышанному, Люсиль предостави-ла родителям делать выводы из чтений.

Она вскоре вышла замуж и решила обзавестись собственной семьей. Но ее семейной идиллии скоро пришел конец. Продолжая любить своего мужа и двоих детей (трех и четырех лет), Люсиль почувствовала, что ее не может удовлет-ворить лишь семейное счастье - ей было необходимо реализовать собственный потенциал. Позже она прислала отчет в Ассоциацию, в котором были такие слова: «Я должна была заняться делом, чтобы сохранить свою душу живой».

Вскоре «нюх привел» ее на курсы по работе с искусственным хрусталем. В то время трудно было достать книги по изготовлению витражей, но Люсиль сумела войти в контакт с витражных дел мастерами, которые охотно стали учить ее секретам своего ремесла. Она стала обучаться этому искусству, от-давая ему всю свою страсть.

Через несколько лет, когда ее мать умерла, Люсиль с удивлением обна-ружила в ее бумагах текст чтения, относящегося к ней. К 1946 году, если не считать семьи, тремя главными предметами любви Люсиль стали витражи, музы-ка и природа - все это было указано в чтении. Благодаря своему таланту Лю-силь вскоре смогла сделать себе имя как создатель витражей. В своем докла-де, направленном в Ассоциацию в 1977 году, Люсиль сообщала: «Очевидно, для вас будет небезынтересно узнать, что я стала витражным мастером-самоучкой и мой подход к витражному искусству совершенно отличается от принятого в Америке или в Европе. Ряд книг и журналов посвятил моей технике простран-ные статьи».

Далее Люсиль рассказывала о том, что прошла курс обучения балету и пению и сейчас «не мыслит жизни без музыки». Она также разбила большой сад и огород, на котором выращивает фрукты и овощи, употребляя лишь органичес-кие удобрения. Ее витражи завоевали премии на выставках в Коркоранской Га-лерее искусств и Национальной коллекции Образцов Изящных Искусств при Смитсоновском институте. Поскольку чтения столь точно предсказали ее судь-бу, Люсиль во время посещения Ассоциации в 1977 году высказала желание по-дарить ей свои витражи и сняла мерки с двух окон. Теперь на обоих окнах красуется по три витража высотой в двадцать футов и весом триста фунтов.

Люсиль умерла в 1992 году в восьмидесятилетнем возрасте. Посвященный ей некролог является последним отчетом ее файла:

[Люсиль Вильямс], скончавшаяся естественной смертью 4 марта в Гринвичской больнице в восемьдесят лет, является известным мастером вит-ражных дел. Прожив в Гринвиче 33 года, она до самой своей смерти созда-вала витражи. Ее последней работой были два витража, созданные для церк-ви Святого Утешителя, находящейся в Кенилворте, штат Иллинойс. Миссис [Вильямс] получала заказы из таких стран, как Саудовская Аравия и Индия. Хотя витражи традиционно воспринимаются в контексте библейских тем и обычно украшают окна католических соборов, ее произведения являлись яр-кими образцами абстрактного искусства. Она преподавала витражное искусс-тво в Гринвичской Академии искусств, а ее работы выставлялись Гринвичс-ким Обществом живописи и Стамфордской Ассоциацией художников. Она была членом Ассоциации художников-витражистов Америки. Ее произведения укра-шают Гринвичскую Академию, аудиторию Гринвичской библиотеки, Епископаль-ную Церковь Святого Иоанна в Стамфорде, Национальный Кафедральный Собор в Вашингтоне, Коннектикутский Богоугодный Дом, а также Ассоциацию иссле-дования и просвещения в Вирджи-ния-Бич. Ее произведения являются частью постоянной коллекции стекла Корнингского музея...

Случай 499-1, Файлы отчетов

<<<< || >>>>


Создатель библиотеки: Андрей Хахилев