Мориц Роолингз – За порогом смерти.       

Скачать книгу можно ЗДЕСЬ

4 ГЛАВА

КОНЦЕПЦИИ СМЕРТИ

На протяжении всей истории человечества предсказывалась жизнь после смерти, и все же до недавнего времени какие-либо особенности той жизни оставались тайной. Заглянуть в будущее всегда было мечтой человека. И вот теперь появились наконец достаточные, чтобы убедить всех, описания посмертной жизни.

Однако, даже с помощью этих описаний нелегко представить себе переход после смерти к жизни, который, к тому же, не ощущается. Как антитеза рождения, как явная диссо-люция нечто в ничто, смерть не поддается обычному определению.

Что же такое смерть? Что это за тайна, которую все мы рано или поздно встречаем и которая все еще остается без ответа, не понятая величайшими умами?

Оба эти явления - как посмертная жизнь, так и сам момент смерти все еще исследуются. Не решен вопрос и о времени прекращения попыток реанимации. Обратимая, или, как принято говорить, клиническая смерть, наступает в момент остановки сердца и прекращения дыхания; биологическая же (необратимая) смерть наступает тогда, когда все живые ткани вырождаются и прекращают всякую деятельность; юридическая смерть наступает, когда тело не реагирует на реанимацию. Хотя биологическая смерть и может казаться абсолютным концом существования, человек тем не менее от века наделен исключительной надеждой бессмертия. Очевидно, поэтому следовало бы рассмотреть определение смерти, которое дает нам Библия. Одно такое определение заключается в утверждении, что тело умирает, когда дух оставляет его:

«Ибо как тело без духа мертво...» (Иак. 2:26).

Конечно, научное доказательство подтверждения существования жизни после смерти невозможно до тех пор, пока мы не сможем предъявить случаи оживших после биологической смерти, когда ткани разлагаются. Насколько мне известно, это не происходило с тех самых библейских времен, когда Илия вернул вдове ее сына (3 Цар. 17:17-24) и позднее в случае с сыном сонамитянки (4 Цар. 4:32), а затем, когда моавитянин коснулся костей пророка Елисея (4 Цар. 13:21). В Новом Завете Иисус Сам воскресил трех человек: дочь Иаира (Мк. 5:21-24), сына Наинской вдовы (Лк. 7:11-15) и Лазаря (Ин. 11:1 -44), и воскрес Сам через три дня после смерти.

Имеется много описаний, которые наталкивают на мысль об отделении духа от тела в самом начале смерти, позднее возвращающегося в тело в случае отступления смерти. Конечно, в тех случаях, когда смерть необратима, исключая библейские случаи воскрешения, никогда не было известно о возвращении духа обратно в тело; и предполагается, что Св. Писание говорит о биологической смерти, обращаясь к людям со словами: «однажды умереть, а потом суд» (Евр. 9:27). Вероятно, это также объясняет, по какой причине переживание исключительности суда не описывалось в историях случаев тех, кто пережил клиническую смерть. Те, кто вернулись к жизни верящими, что конечного суда там нет, могут быть обманутыми. «И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света*» (2 Кор. 11:14). Так или иначе, ожидание другой жизни за порогом той двери, которую мы называем смертью, теперь является типичным в таких сообщениях как это:

Я помню, как вышел из тела головой вперед и как бы парил над углом комнаты. Моя жена плакала, и я пытался сказать ей, чтобы она взглянула выше, что со мной всё в порядке. Но она не смотрела на меня. Никто на меня не обращал внимания. Я двинулся назад к двум докторам и посмотрел вниз, на свое тело. Одежда была сгоревшей, и мое лицо представляло собой месиво ободранной и обгоревшей кожи. Доктор сказал: «Потянет ли машина четыре сотни?»- и затем положил на мою грудь два металлических диска, от которых отходили провода к машине. Я видел, как тело мое вздрогнуло. Это было в тот момент, когда, как я знал, я возвратился в тело. Я ощутил боль, как если бы меня в грудь лягнула лошадь. Эта жизнь, конечно же, была хуже, чем та, другая. Я все помню, каждую подробность*.

* Подробно об этом см. статью о. Серафима Роуза «Жизнь после Жизни», «Москва», № 8, 1991 г. (Прим. перев.)

Вера в загробную жизнь известна почти каждой культуре. Тот, кто изучает историю человечества, убеждается, что почти невозможно найти народ, который не имел бы веры в какую-либо форму существования после смерти.

Когда человек был сотворен, то, как показывает Св. Писание, Бог вложил в сердца людей чувство вечности: «...и вложил мир в сердце их...» (Еккл. 3:11). Эта надежда бессмертия действует как инстинктивное «чувство дома», которое так глубоко коренится в сознании, что заставляет человека искать своего Создателя на протяжении веков, как инстинктивное «чувство дома» заставляет перелетных птиц, китов и других животных тщательно искать свои пристанища.

 

ДОХРИСТИАНСКАЯ ЭРА

Вера в жизнь после смерти на протяжении тысячелетий выражалась в различных формах. Издавна умерших погребали с цветами - обычай, показывающий, что смерть рассматривали как праздничное событие - вероятно, как переход из этого мира в следующий. Мертвых погребали с оружием, пищей или другими предметами, считая, что они понадобятся им в будущей жизни.

Египетская книга мертвых - вероятно, самое древнее произведение мировой литературы,- представляет собой необычное собрание молитв и предписаний относительно поведения в ином мире. Древнеегипетская культура была, по-видимому, первой, которая учила о бессмертии души. Тела заботливо подготовлялись, их одевали и бальзамировали; личные украшения умершего, убранство, оружие, инструменты, посуда с пищей и питьем укладывались в гробницу. Египтяне полагали, что в будущей жизни также потребуются пища и питье в привычной для земной жизни форме.

* Здесь и далее во всей книге, особенно в частях 6 и 7, которые не сопровождаются сносками, интервью с ожившими пациентами сделаны мною или одним из моих коллег.

Гробницы представлялись им будущими жилищами. Чем выше занимал человек положение на Земле, тем грандиознее строилась гробница. Одно из семи чудес света - пирамиды фараонов - все еще существуют, внушая благоговение как памятники древних верований в жизнь после смерти. Древнеегипетские захоронения более чем на тысячу лет старше тех записей, которые находятся в Египетской книге мертвых. Сама же книга создана примерно за 2500 лет до Рождества Христова. Египтяне, подобно подавляющему большинству людей, на протяжении всей истории, рассматривали смерть как перерыв жизни, но не конец ее.

Тибетская книга мертвых изображает жизнь после смерти как предмет верования восточных народов много веков назад. Эти верования, очевидно, не были записаны в форме книги до VIII в. от Р. X . Книга рисует искусство умирания и содержит длинные описания различных состояний души после физической смерти. Согласно этому памятнику Тибета, после смерти личность обнаруживает, что ее умершее тело оставлено позади и заменено «сияющим» телом, способным беспрепятственно проходить сквозь предметы и стены. Передвижение мгновенно. Прежде всего личность замечает своих друзей и родственников, оплакивающих его смерть и подготавливающих тело для погребения. В этом новом состоянии освобожденной души чувства обострены и усилены, и личность может встретить других духовных существ или же «ясный свет», который создает чувство глубокого покоя и удовлетворения. Тем не менее, его судят и выносят приговор, согласно деяниям, совершенным в течение физического существования. В этой книге также описаны стадии смерти и другие странствования души.

Вавилоняне также имели представление о загробном существовании. Они верили в воскресение мертвых, в суд и воздаяние, поэтому захоранивали своих умерших с сосудами, наполненными пищей и питьем. Мужчин хоронили с орудиями их ремесла, а женщин - с гребнями и косметикой.

Персы верили, что, когда душа оставляет тело, она проходит над Местом Собрания, где в продолжение трех дней духи добра и зла борются за обладание душой. Если побеждают духи добра, душа с песнями проходит в корабль, если побеждают духи зла, ее низвергают в бездну «Мрачного царства».

Больше чем другие древние культуры в область этих верований внесли греки. Они считали, что смерть была только физическим концом человека, душа же оставалась бессмертной. Пиндар ( Findas ), греческий поэт, верил, что некоторые души возвращаются на Землю в образе мудрых мужей. Греческий философ Платон учил, что в момент смерти душа отделяется и существует независимо от умершего тела, что она встречается и разговаривает с другими ушедшими душами, обычно родственников и друзей. Он верил, что, как правило, это происходит в обстановке великолепия, которую душа затем покидает, чтобы предстать перед «судом». На нем делается явным все, что человек совершил в своей прошлой жизни.

Аналогичные мысли были изложены Сократом, знаменитым афинским философом. Встречая свою собственную смерть, он был убежден, что его душа «отойдет к тому месту, которое, подобно ей самой, незримо, божественно, бессмертно и мудро... и где... она действительно проведет оставшееся время с Богом» 1 . Когда его спросили, где он хочет быть похоронен, Сократ произнес свои бессмертные слова: «Похороните меня, если сможете поймать меня»,- подразумевается, что он не будет более пребывать в своем теле.

В «Государстве» Платон описал, как Эр, греческий солдат, погибший в сражении, видел свое собственное тело, приготовленное к сожжению на погребальном костре. Он отчетливо осознавал свою душу, когда она уже вышла из тела. Затем он обнаружил себя в месте, где находились две расселины, ведущие от земли к будущей жизни. Между этими расселинами души подвергались допросу и суду божественными существами после первого просматривания земных дел, совершенных в течение жизни. Одни из них обычно встречали луч света, освещающий путь на небеса, тогда как другие ввергались в ад. Эр, однако, не был осужден на этот раз, а был возвращен в свое физическое тело. Он внезапно пробудился на погребальной пирамиде и смог передать этот удивительный рассказ. Затем Платон предостерег своих читателей:

«Вот почему я советую прочно держаться вышнего пути даже до последних сил и следовать за справедливостью и добродетелью, никогда не забывая того, что душа бессмертна и способна переносить как добро, так и зло».

Фукидид, соотечественник и современник Платона, написал историю Пелопонесской войны. В нее он включил речь Перикла,- произнесенный им панегирик афинским солдатам, погибшим в первых сражениях войны. Не было никакого упоминания о бессмертии. Наоборот, подчеркивалось, что личное самопожертвование во имя государства давало солдату нечто вроде вечности. Целью существования было благо государства.

Подобная доктрина преподается сегодня и в коммунистических странах. Ежедневно можно видеть советских людей, которые, выстроившись в длинную вереницу, стоят у мавзолея Ленина, что за кремлевской стеной, желая увидеть своего вождя,- бога, которому они, что очевидно, поклоняются. Тело его так хорошо сохранено, что Ленин действительно выглядит как живой, вот-вот готовый задышать. Это зрелище захватывает. Как сообщалось, тело Мао Цзе-дуна в Китае также хотят сделать предметом культа для китайского народа.

 

ДРУГИЕ ВЗГЛЯДЫ

Представления других культур о жизни после смерти имеют множество сходств. Некоторые племена в Центральной Африке верят в духовное существование после смерти. Вдова часто поселяется рядом с гробницей своего мужа для «наблюдения за отошедшим духом». Американские индейцы некогда напоминали египтян с их верой в будущую жизнь. Они хоронили своих умерших в специальных холмиках с луком и стрелами, которыми можно было бы пользоваться в «счастливой земле охотников» в загробной жизни. Индусы верят в некий род небес, где все украшено жемчугами и драгоценными камениями, а по берегам реки - цветы, музыка, смех и счастье в избытке. Буддизм в большинстве своих сект описывает прекрасный рай в момент смерти. Блаженство абсолютное. Продолжительность жизни неизмерима и название «ад» неизвестно*.

Полная самозависимость, полагают они, ведет к спасению, достигаемому через серию реинкарнаций. Магометане верят в будущую жизнь, где рай превосходит все земные блага. Они верят, что это место роскоши и богатства уготовано лишь последователям Аллаха. Резюмируя эту почти всеобщую веру в бессмертие, хотелось бы процитировать Марка Порция Катона, римского философа, жившего до Христа.

Это должно быть так. Твои доводы великолепны, Платон: Откуда же еще эта блаженная надежда, Это страстное желание и Тоска по бессмертию? Откуда же еще этот загадочный страх и внутренний ужас Падения в ничто?

* Это не так. Специалистам известно, что в Махаяне - втором направлении после Хинаяны (тхеравады) - представление об аде является характерной чертой. Сам «Будда, в соответствии с брахманской теорией, говорит о существовании ада для злых...» (Проф. С. Радхакришиан. Индийская философия, М., 1956, т. 2, с. 377.)

Если же обратиться к первым письменным памятникам этой религии, в частности к канонической Дхаммападе, то даже и здесь мы найдем недвусмысленно выраженное представление:

«Одни возвращаются в материнское лоно,

Делающие зло попадают в преисподнюю (курсив перев.),

Праведники - на небо,

Лишенные желаний достигают Нирваны».

(Глава о зле, № 126).

Иное дело, что пребывание в аду (как и в раю) по убеждению буддистов обусловлено (и даже ограничено во временном отношении) земной жизнью, хотя механически неизбежное стремление всех существ и даже предметов в гилозоистическом смысле в их обреченности на прогрессирующие реинкарнации к Нирване позволяет говорить об отсутствии на этом итоговом уровне какого бы то ни было ада или рая (универсализирующая и безличностно-деструкционизирующая Нирвана). Это фундамент буддизма. Попутно можно указать на существование даже такой секты, которая и вовсе отвергает конечное спасение всех тех, кто не следует ее доктрине, пророча им вечные мучения. Это — секта Нитиран. Вот, однако, традиционная схема трансбытия по учению буддизма: 1. Вимукти (Нирвана), 2 Атма, 3. Ад Востока, А. Акшобхья, 5. Амида, 6. Ад Запада, 7. Астрал, 8. Ментал, 9. Сансара.

Интересно отмстить, что в то время как в этой классической схеме дано два ада (ад для людей и ад для богов, демонов, духов и т. д.), орто-доксалыю-хинаяпистический памятник «Дзанлундо» упоминает в своей XII главе о существовании «восемнадцати адов Вселенной». (Прим. перев.)

И отчего душа опять

Обращается к себе и не изменяется при разрушении?

Это божество, пребывающее в нас:

Это само небо, указывающее нам в запредельное

И приближающее человека к вечности 2 .

ХРИСТИАНСКАЯ ЭПОХА

Споры философов и история разделились именно в тот момент, когда разделился Рождеством Спасителя наш календарь. И все же воззрение христианской культуры на смерть встречает параллели и в античности, добавляя, однако, недостающее звено - Откровение Самого Создателя к Своему творению через уподобление человеку.

Ириней, епископ Лионский, около 177 года в Галлии проповедовал, что душа существует после отделения от тела в момент смерти. Ссылаясь на Новый Завет, он учил, что весь человек состоит «из духа, души и тела».

В «Фениксе», поэме Лактанция, жившего в IV столетии, утверждается, что человек оставил Рай вследствие греха, но через обетование воскресения он может приобрести утраченное. Смерть трактуется как разлучение тела и души, которые при воскресении соединятся. Бог, Создатель души, уготовил лишь один путь спасения: через Иисуса Христа.

Большинство современных христиан предполагает бессмертие души в качестве фундаментальной доктрины. Во 2 Кор. 5:6-9 мы читаем:

«Итак мы всегда благодушествуем; и как знаем, что водворяясь в теле, мы устранены от Господа,- ибо мы ходим верою, а не видением,- то мы благодушествуем и желаем лучше выйти из тела и водвориться у Господа» *.

Подобные заверения Павел шлет и филипийцам:

«Если же жизнь во плоти доставляет плод моему делу, то не знаю, что избрать. Влечет меня и то и другое: имею

* У Роолингза: «...каждый момент, который мы проводим в этих земных телах, есть время, проведенное вдали от нашего вечного жилища, на Небесах с Иисусом. Мы истинно знаем это верою, а не видением. И мы не страшимся, по поистине желаем умереть, потому что затем мы будем дома, с Господом. Оттого мы стремимся угождать Ему всегда и во всем, чтобы мы пи делали, здесь ли, в этом теле, или вдали от этого тела и с Ним на Небесах». (Прим. перев.)

желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше...» (Фил. 1:22-23)*.

Любопытно, что все мои пациенты, говорившие о переходе от одной жизни к другой, независимо от того, какова была эта земная жизнь, обычно встречали любимых прежде людей в том месте, где происходило как бы распределение. Зачастую они говорили о находящемся там барьере, препятствующем переходу к более постоянному типу существования. Виденный ими «свет» часто представлял собою яркий фон или казался ангельским существом. Демоноподобные существа, как правило, описывались не как свет, но как тьма. Бесспорно, необходимо помнить, что все описания делали сами пациенты, и, следовательно, эти описания обусловлены их культурным уровнем. Однако наше понимание зависит от нашего отношения к библейской истине.

ЛУЧШЕ ОДИН РАЗ УВИДЕТЬ

Апостол Павел ясно показал в Писании, что христиане освобождены от греха и смерти через Иисуса Христа:

«Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти? Благодарю Бога моего через Иисуса Христа, Господа нашего». (Рим. 7:23-25)

Если же, будучи христианами, мы освобождены от греха Иисусом Христом, то почему же для большинства из нас смерть столь отвратительна? Возможно именно потому, что нам известна эта сейчасная жизнь, которую мы реально переживаем, а присутствие иной, сверхъестественной, остается невидимым и неиспытанным, непережитым нами. Это

* У Роолингза: «Но если жизнь доставляет мне больше возможности приобретать людей для Христа, то я воистину не знаю, что лучше, жить или умереть! Иногда я желаю жить, а иногда нет, ибо страстно хочу уйти и быть со Христом. 11асколько это счастливее для меня, чем быть здесь!» (Прим. перев.)

необходимо принимать на веру, веру в обещанное Богом в Св. Писании. Но если мы не рождены от Бога, то эта вера недостижима.

Однако, подобно найденным останкам Ноева ковчега, помогающим подтвердить библейский рассказ о потопе, в нашем распоряжении имеется несколько личных свидетельств людей, которые умирали и попадали в ту жизнь и затем возвращались,- возвращались для того, чтобы мы услышали их рассказ. То, что мы узнали благодаря им, явилось для нас поразительным откровением. Согласно их описаниям, тот мир разделен на Рай и ад. Итак, значит то, что написано в Св. Писании, правда? Положим, Библия не является простой исторической книгой. И если признать правоту Библии, то мы можем увидеть, что первым из людей, соприкоснувшимся с реальностью будущей жизни, является сам Иисус Христос: Он вернулся к жизни воскресшим. Вернулся из абсолютно необратимой биологической смерти!

И все же большинство из нас не поверит, если не убедится в этом на собственном опыте. Как правило, мы не желаем приобретать вещь, предварительно не осмотрев ее. Однако если кто-либо из наших друзей уже пользовался ею, то мы с удовольствием приобретаем ее.

Поэтому, когда меня спрашивают, отчего я так убежден в существовании потусторонней жизни, если сам там никогда не бывал, то я отвечаю словами доктора Росса X . Стауэра из Филадельфии: «Да, я никогда не бывал там. Но у меня есть Самый дорогой Друг, Который там находился, - Иисус Христос. И я лишь повторяю Его слова».

ДВЕ НЕРАЗРЕШИМЫЕ ДИЛЕММЫ

До сих пор человек стремится найти окончательное решение двух нерешенных наукой проблем: рождения и смерти, этих двух тайн. Человек, ограниченный в своем понимании и восприятии пятью физическими чувствами, перед Богом представляет собой меньшее, чем для нас - насекомое. Мир человека до смешного мал, в любом отношении, а он еще считает себя просвещенным во всех областях.

Следующий пример не относится к моей практике - это произошло с человеком, которого сумел на некоторое время оживить врач из Калифорнии:

«Никогда я не видел, чтобы на вершине своего успеха человек мог быть настолько подавленным. Он говорил мне, что пережил сейчас более, чем за всю прошедшую жизнь. Я не понимал его. Мне следовало бы выслушать его, поскольку той ночью меня вызывали к нему домой на Байверли Хиллс, и я нашел его там распростертым на полу с пулевым ранением через рот. Он пришел в сознание и за некоторое время до смерти реагировал на реанимацию. Я спросил, больно ли ему. Он отрицательно покачал головой. Я сказал, что попытаюсь спасти его. Он одобрительно кивнул. Его последние слова были: „Я вне себя от страха. Не дайте мне снова попасть в ад. Я могу видеть его сейчас". Не знаю, что же такое он тогда видел».

Поскольку мы не можем видеть бессмертного духа, выходящего из тела, то мы считаем, что духа не существует, ибо наше восприятие действительности ограничено пятью телесными чувствами, с помощью которых мы можем видеть, осязать, слышать, обонять и ощущать вкус.

ЦАРСТВО ДУХОВНОГО: НЕКОТОРЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ

Поскольку мы не видим духа, то говорим, что его не существует. Но если мы и можем видеть, мы не всегда можем понять: «потому что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют» (Мф. 13:13). Это был один из моих недостатков.

Однако многие из переживших клиническую смерть рассказывают нам, что видели самих себя действительно и вполне явственно отделенными от своего умершего тела, существуя в духовном образе, и затем удивлялись, отчего мы не можем их слышать, когда они обращались к нам. Как уже говорилось выше, их смущало то, что все находящиеся в комнате рассматривали умершее тело и не могли видеть собственно их. «Отделившиеся» души могли видеть и слышать людей в комнате, но не могут в свою очередь быть видимы и слышимы сами. Очевидно, что все мы «слепы» к духовному миру, если пребываем в этой жизни.

Возможно, это происходит вследствие того, что когда мы обозреваем умершее тело, то полагаем, что умерла и обладавшая им личность, тогда как в действительности личность именно оставила тело, которое в этом случае стало безжизненным.

Соломон, по-видимому, верно описал свое представление о смерти для верующего, когда тело обращается в прах, «и дух возвратится к Богу, Который и дал его» (Еккл. 12:7). Превращение гусеницы в бабочку могло бы быть следующей параллелью завершенного перехода из одной формы жизни в другую, из чего-то обыденного в более прекрасное, из чего-то земного в нечто независимое от нее.

Книга Бытия свидетельствует, что человек создан из праха: «И создал Господь Бог человека из праха земного и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2:7). Отсюда, стало быть, взяты и погребальные слова: «Из пыли в пыль, из праха в прах».

В Библии много говорится о происхождении человека и его уделе - проблемы, до сих пор неразрешимые. Тело стареет и разлагается, обращаясь в пыль. Но дух, созданный Богом, продолжает жить. В книге Даниила упоминается, что «и многие спящие пробудятся, одни для жизни вечной, другие на вечное поругание и посрамление. И разумные будут сиять как светила на тверди, и обратившие многих к правде -как звезды, вовеки, навсегда» (Дан. 12:2,3).

Подобное откровение о происхождении человека и о будущей жизни есть и у Исайи. Созданные из пыли, мы возвратимся в пыль, но с уверенностью, что «оживут мертвецы Твои, восстанут мертвые тела! Воспряните и торжествуйте, поверженные во прахе: ибо роса Твоя - роса растений, и земля извергнет мертвецов» (Ис. 26:19).

Как видно, эти тексты говорят о разлучении тела и духа в момент смерти и о последующем воскресении человека в новой форме воссоединения духа и нового тела. В Ветхом Завете больше внимания уделено воскресению, тогда как в Новом Завете - жизни вечной. Апостол Павел говорит о месте поселения духа христианина после наступления смерти, особо подчеркивая: отсутствовать в теле - значит присутствовать у Господа (см. 2 Кор. 6:8). Раскаявшемуся на кресте преступнику Христос сказал, что тот будет с Ним в Раю не на следующей неделе, и не на будущий год, но «ныне же» (см. Лк. 23:43).

И все же смерть в своей грубой реальности не вызывает энтузиазма. Никакое самое фешенебельное похоронное бюро не может сделать ее привлекательной. В момент смерти тело становится просто трупом, покинутой протоплазмой, в которой некогда кто-то обитал; холодным, безжизненным каркасом, которому предстоит возвратиться в пыль, из которой оно и возникло. Этот атрибут смерти - потрясающая реальность. Это великий уравнитель, ни во что не ставящий человека. Отсрочку нельзя ни купить, ни заслужить. Все мы в свое время окажемся под ее пятой. Отсюда представляется парадоксальным, что те, кто живет деятельной жизнью, менее страшатся смерти, нежели люди легкомысленные. Если последние не смогли отыскать настоящего смысла жизни, то казалось бы и смерть для них должна представляться легкой и незначительной, поскольку они не будут в большом проигрыше от перестановки.

Никому не дано знать назначенного ему часа. Годы летят незаметно, и когда мы оглядываемся на прожитое, то наше пребывание здесь и в самом деле представляется кратким. Павел предостерегает нас: «наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали. Ночь прошла, а день приблизился...» (Рим. 13:11-12). Другие тексты Писания подчеркивают, что время этой жизни ограничено, и возвещают о необходимости наших раскаяний, если жизнь прожита дурно:

В Псалме 89 читаем:

Все дни наши прошли во гневе Твоем;

Мы теряем лета наши, как звук.

Дней наших - семьдесят лет;

А при большей крепости - восемьдесят лет;

И самая лучшая пора их - труд и болезнь.

Ибо проходят быстро, и мы улетаем (стт. 9-10).

Иов излагает это более впечатляюще:

Человек, рожденный женою,

Краткодневен и пресыщен печалями,

Как цветок он выходит и опадает;

Убегает как тень и не останавливается (14:1-2).

И еще сильнее:

...он как гниль распадается,

Как одежда, изъеденная молью.

Вселяет надежду то, что Христианство более проповедует жизнь, нежели смерть. Для личности нет ничего более значительного, чем ее смерть. Поэтому тот, кто ожидает смерть, сознает, насколько прекрасна жизнь. Шекспировский Гамлет в одной фразе взвешивает плюсы и минусы земного бытия: «быть или не быть?» О том же самом спрашивает и Иов в своей книге, которая, очевидно, является самой древней книгой Библии: «Когда умрет человек, то будет ли он опять жить?» Этот вопрос Иов разрешает позднее так:

А я знаю, Искупитель мой жив,

И Он в последний день восставит из праха

Распадающуюся кожу мою сию,

И я во плоти моей узрю Бога.

Мои глаза, не глаза другого, увидят Его.

(Иов. 18:25-27)

У христианина, даже если он, подобно любому из нас, и представляет смерть со сверхужасной физиономией, эту мысль можно превозмочь уверенностью в победе будущей жизни. Ибо Христос побеждает всякую смерть и за гробом обещает нам новую жизнь: «...ибо Я живу, и вы будете жить» (Иов. 14:19).

<<<< || >>>>


Создатель библиотеки: Андрей Хахилев