Ю.Н.Морозов. - Следы древних астронавтов.

Родословная идеи

Проблема палеовизита выросла из сравнительно простого рассуждения, доступного людям задолго до наших дней. Мечта о полете на небо имеет многовековую историю, не менее стара и мысль о населенности космоса разумными существами. Эпоха великих географических открытий породила всеобщую надежду, что человек, преодолевший океан, вот-вот покорит и небесный простор. В 17 веке один за другим стали появляться произведения, живописующие полет на Луну и знакомство с ее обитателями. Дальнейший ход мысли впрямую подводил к вопросу: если мы собираемся в гости к небожителям, то почему бы и им не навестить нас?

Именно такая логика присутствует на страницах одном из популярнейших сочинений 17 века - "Бесед о множественности миров" Бернара де Фонтенеля. Для вящей живости рассказа о серьезных материях книга написана в форме диалога автора с любознательной маркизой. В частности, автор убеждал собеседницу, что лунные обитатели раньше людей могли овладеть искусством полета. "Но тогда жители Луны должны были бы уже к нам явиться", - резонно замечает маркиза. Ответ автора по-своему логичен. Европейцы, напоминает он, потратили тысячелетия на усовершенствование навигации, прежде чем смогли достичь Америки. Та же постепенность будет свойственна и преодолению небесных пространств. "Луножители, возможно, умеют уже совершать небольшие путешествия по воздуху... Когда они приобретут больше сноровки и опыта, мы их увидим..."

Что это, как не обсуждение проблемы посещения Земли из космоса? Точнее проблемы ее непосещения.

Раздумья Фонтенеля (как и многих после нем) упирались в "совершенно очевидное" обстоятельство: появление пришельцев с других планет в земной истории не зафиксировано. Данный факт казался неоспоримым, оставалось вроде бы лишь подыскать ему разумное объяснение. Нужна была незаурядная смелость мысли, чтобы усомниться: а так ли уж очевиден этот вывод? Возможно, визит из космоса был, просто мы пока не нашли его следов? Быть может, космические пришельцы все-таки запечатлены в исторических источниках, но - под другими именами?

Утвердительный ответ на последний вопрос прозвучал еще в том же 17 веке.

Раскроем роман "Иной свет, или Государства и империи Луны", принадлежащий перу Савиньена Сирано де Бержерака. Редкий случай в истории литературы: сегодня читать этот роман, пожалуй, даже интереснее, чем в пору его опубликования (а появился он немного раньше книги Фонтенеля). Здесь говорится о бесконечности Вселенной и материалистической подоплеке разных чудес, о психотерапии и корпускулах света, о многоступенчатом ракетном двигателе для полета на Луну... И еще на одном месте романа остановится взгляд современного читателя. На том, где житель Солнца рассказывает, что он и ем друзья неоднократно бывали на Земле. "Вы, несомненно, слышали о нас, ведь это нас называли оракулами, нимфами, духами, феями, вампирами, гномами, наядами, инкубами, привидениями, тенями и призраками... " Сам рассказчик под видом демона внушал идеи Сократу, общался с Кампанеллой и доктором Фаустом. В конце концов раздосадованные невежеством людей космические гости покинули Землю.

Если бы эта версия была высказана в научном трактате, мы с полным основанием назвали бы ее первым вариантом "гипотезы о пришельцах". Да и среди просвещенных современников Сирано де Бержерака она могла бы вызвать в таком случае серьезный резонанс. Но... Избранный автором жанр настраивал на иное восприятие. Блестящие догадки Сирано были надолго зачислены в разряд "чистейшей игры фантазии" (из предисловия к первому изданию книги).

Идея палеовизита возродилась только в середине 19 века, правда, все еще оставаясь за чертой научных исследований,

Едва ли многие из тех, кто зачитывался фантастикой Жюля Верна, обратили внимание на постановку писателем проблемы посещения Земли. Сделано это устами героев, летящих в космическом снаряде (роман "Вокруг Луны"). Их спор начинается почти "по Фонтенелю". Если на Луне есть жители, рассуждают Барбикен и Николь, то лунная цивилизация наверняка превзошла в техническом развитии нашу, и ух во всяком случае улететь с Луны проще, чем с Земли, - сила тяжести на ее поверхности меньше. Следует реплика Мишеля Ардана, повторяющая слова фонтенелевской маркизы: коли так, "почему они не запустили лунном снаряда на Землю?", Далее теме придан новый поворот.

- А кто тебе сказал, что они этого не сделали? - спокойно парирует Барбикен.

Мишель изумлен:

- Когда же?

- Да, может быть, за тысячи лет до нашего появления на Земле.

- А снаряд? Где же их снаряд? Покажи!

- Милый друг, - ответил Барбикен. - Пять шестых поверхности земного шара покрыты водой. Отсюда пять шансов из шести, что если такой снаряд и был пущен с Луны, то он погребен теперь на дне Атлантического или Тихою океана; а может быть, попал в какуюнибудь пропасть в те времена, когда земная кора еще не успела окончательно затвердеть.

Жюль Верн всегда стремился удерживать свою фантазию в рамках принципиально возможного с позиций науки. Поэтому он не рискнул, следом за Сирано, предполагать свидетельства палеовизита в известных памятниках прошлом: полное отсутствие у историков какихлибо данных о посещении Земли было для него равносильно запрету на всякие домыслы в этом направлении. Однако фантаст, все книги которого пропитаны идеей непрерывного прогресса человеческих знаний, не мог априори исключить наличие таких свидетельств в областях, пока не обследованных учеными.

Итак, еще до начала нашего столетия были предложены все мыслимые ответы на вопрос о палеовизите: 1) посещения не было, поскольку нет его явных следов; 2) посещение не исключено, хотя следы еще пока и не обнаружены; возможно, они отыщутся в дальнейшем; 3) посещение было, и доказательства этого имеются в известных нам исторических источниках - нужно лишь по-новому взглянуть на них. А ведь дискуссия как таковая еще не начиналась!

Первым подобием ее можно считать любопытную публикацию в журнале "Вестник знания" за 1930 год. Поводом для нее стало письмо "подписчика М" 41912" (имени своего он не открыл). Ход рассуждений читателя был не слишком оригинален, новизной отличался только вывод. Поскольку во Вселенной, без сомнения, есть и более развитые культуры, нежели земная, "то почему, - вопрошал автор письма, - Землю до сих пор не посетили жители других миров?". Единственное объяснение ему виделось таким: "межпланетные сообщения - невозможны".

С просьбой прокомментировать эту точку зрения редакция обратилась к авторитетам в области теоретической космонавтики К.Э.Циолковскому и Н.А.Рынину, а также известному популяризатору науки Я.И.Перельману. Ученые заявили о бесспорной осуществимости межпланетных вояжей, однако в отношении посещения Земли инопланетянами позиции экспертов разошлись, причем их ответы охватили весь спектр возможных решений проблемы палеовизита, о которых уже сказано.

Принимая отсутствие палеовизита за аксиому, Я.И.Перельман стал доказывать, что появление внеземлян на нашей планете вообще было бы маловероятным событием. Более оптимистично высказался Е.Э.Циолковский: "В нашем распоряжении только факт непосещения Земли в течение нескольких тысяч лет сознательной жизни человечества. А прошедшие и будущие времена!.. "Иначе говоря, посещение могло состояться в доисторическую эпоху. И уж совсем обнадеживаю прозвучали слова профессора Н.А.Рынина; "Если мы обратимся к мифам и легендам седой старины, то заметим странное совпадение в легендах стран, разъединенных между собой океанами и пустынями. Это совпадение заключается в том, что во многих легендах говорится о посещении Земли в незапамятные времена жителями иных миров.

Почему не допустить, что в основе этих легенд все же лежит какое-либо зерно истины?

К сожалению, ни эта, ни прочие публикации на ту же тему не стимулировали дальнейшего обсуждения вопроса в ученых кругах. А вот на страницах массовых изданий идея палеовизита выдвигалась периодически и по разным поводам. Так, еще в 1919 году Чарльз Форт, неутомимый собиратель фактов, не укладывавшихся в прокрустово ложе научных теорий, выступил с предположением, что некоторые геологические находки (в частности, ставший позднее знаменитым "зальцбургский параллелепипед") свидетельствуют о посещении Земли "пришельцами из других миров", На мысль о влиянии чужеземного разума наводили высокие достижения древних культур, и в ненаучной литературе получила хождение версия о космических корнях легендарной цивилизации Атлантиды. Вспыхнувший после 1947 года интерес к неопознанным летающим объектам, в которых сразу же заподозрили аппараты инопланетян, подтолкнул к поиску сообщений об аналогичных объектах в древности. Что уж говорить о фантастике - в ней гости из космоса сделались привычными персонажами с конца 19 века!

Не имея возможности рассмотреть все эти "ветви" развития идеи, выделю только один момент. На рубеже 40 - 50-х годов нашего века тема палеовизита начала проникать в фантастические произведения ученых. Факт, безусловно, симптоматичный, указывавший на подспудные перемены в отношении научного мира к проблематике космических пришельцев.

Особенно красноречив такой случай. В 1951 году вышел в свет роман <Лунная империя, автором которого значился некто Мзнфред Лангренус. По сюжету романа весь род человеческий создан могущественной инопланетной цивилизацией. Что ж, для фантастики подобный мотив уже не был откровением, Изюминка заключалась в другом. За псевдонимом Лангренус укрылся известный ученый, секретарь Австрийского общества космических исследований Фридрих Хсхт. Его коллеги об этом знали, и роман, как вскоре обнаружилось, вызвал у них не только литературный интерес.

Спустя три года в западногерманском журнале "Космонавтика" появилась небольшая статья специалиста в области ракетнокосмической техники Ирены Зенгер-Бредт. Автор начинает свое эссе признанием: с тех пор как в романе Лангренуса была высказаны идея о вмешательстве чужепланетного разума в земную историю, "меня не покидает безумная мысль: а может быть, в этом что-то есть?", Не визитами ли инопланетян навеяны мифы о богах, обитающих на небе, об ангелах и валькириях, слетающих с небес, наконец, многочисленные фольклорные сюжеты о полетах самого человека? Ведь современными исследованиями, подчеркивает Зенгер-Брсдт, твердо установлено, что образы и сюжеты фольклора имели под собой реальную основу.

Вопросы эти и на сей раз повисли в воздухе, не найдя должного отклика. Однако "инкубационный период" вызревания идеи о космических визитерах явно подходил к концу, Проблема настойчиво стучалась в двери науки.

|| >>>>