Мориц Роолингз – За порогом смерти.       

Скачать книгу можно ЗДЕСЬ

6 ГЛАВА

ВОСХОЖДЕНИЕ К «НЕБЕСАМ»

Неожиданные встречи в потустороннем мире описаны по-разному как небесные, приятные, приятно возбуждающие или невыразимые. Большинство из этих описаний, конечно, представляют собой интервью, взятые далеко от места реанимации и, как правило, спустя несколько дней. Многие из тех, кто испытал эти ощущения, уверены, что они направлялись в безмятежную будущую жизнь. Для некоторых это могло быть истиной; другие могли получить неверное впечатление. Те, кто имели неприятные ощущения, не помнят себя после удаления с места реанимации, как свидетельствуют случаи, опубликованные до сих пор. Мы обсудим эти эпизоды позднее, а пока займемся приятными.

Почему мы часто публикуем все добровольно сделанные сообщения, хотя некоторые не могут быть типичными? И что, если они не всегда являются «библейскими»?

Во-первых, мы должны фиксировать сообщения, как только они поступают, пока у нас нет возможности получать пространные тщательные отчеты от тех, кто бы регистрировал их на месте. Во-вторых, нас заботит в первую очередь не то, нравятся ли они кому-либо, совпадают ли они с чьими-либо личными философскими или религиозными убеждениями. Мы прежде всего излагаем их такими, каковы они есть. Я дам вам свои наблюдения и свои выводы по отношению их к Библии. Наши с вами выводы могут быть совершенно разными.

НЕПОСТОЯННЫЕ ОЩУЩЕНИЯ

Приятные ощущения бывают очень неодинаковыми. Хотя последовательность событий почти одна и та же, некоторые детали все же могут отсутствовать или видоизменяться от опыта к опыту. Нижеследующее сообщение сделано двадцатилетней леди, как она видела себя в процессе умирания, затем ожила, но ни разу так и не преодолела «туннель» до конца:

Я потеряла массу крови. Это произошло приблизительно через час после того, как я родила своего единственного ребенка. Когда меня переносили с носилок на койку в хирургию, я видела кровь, льющуюся между койкой и носилками. Она била фонтаном с каждым ударом сердца. Это была огромная потеря крови. Я была уверена, что моему существованию пришел конец.

Меня быстро доставили вниз в операционную с льющейся на пол кровью. Когда я там оказалась, то неожиданно перестала находиться в своем теле. Я не помню, как это произошло. По крайней мере, процесс не причинил мне боли. Я плавала в левом углу потолка, глядя вниз на доктора. Он мне не понравился, потому что кричал и ругался на медсестер. Мне кажется, он наводил панику из-за моего состояния. Теперь я не сомневалась, что должна буду умереть.

Они готовились ввести мне лекарство, чтобы уложить меня спать, но я была уверена, что умру прежде, чем они смогут остановить кровотечение. Я увидела лица моей мамы, мужа и маленького мальчика, они все были живыми. Они бы опечалились моей смерти, но я не чувствовала уныния. Фактически, для меня не было большой разницы! Я не была бы несчастна, не могу понять, почему.

Потом я преодолевала внизу этой комнаты темный туннель на большой скорости, не задевая стен. Это движение производило звук, подобный свисту рассекаемого воздуха. В конце туннеля виднелся бледно-желтый свет. И затем я сказала: «Это, вероятно, ощущение смерти. Я совсем не чувствую боли». И была рада тому. Но прежде, чем я смогла приблизиться к свету и выбраться из туннеля, я нашла себя опять в палате, где стояли четыре койки. На одной из них была я.

Мне никогда не забыть того покоя, который я тогда испытала. Почему-то я не боялась уготованной мне смерти, но все же было приятно опять увидеть моего маленького мальчика.

У многих пациентов бывают «неописуемые» ощущения: «Я именно не могу подобрать слов, чтобы выразить то, что хочу рассказать». Очень приятные ощущения могут быть испытаны несмотря на наличие таких отрицательных моментов, как раны головы, повреждения при катастрофе, или огнестрельные раны. Например, в момент ранения боль может вспыхнуть и затем иногда полностью исчезнуть:

Боль пропала после того, как в меня угодила первая пуля. Второй или третьей я не чувствовал. Я ощущал себя плавающим в темном пространстве. Во всей этой темноте я чувствовал тепло и предельный комфорт, хотя моя кожа была крайне холодна. Я подумал про себя: «Я, должно быть, мертв».

У человека может произойти переворот в сознании и сложиться новый взгляд на жизнь, как это произошло в следующем случае. Миссис С. была поражена ударом молнии, в то время как она отдыхала в походном лагере:

В тот момент, когда в меня ударило, я знала совершенно точно, что со мной произошло. Мой разум был абсолютно ясен. Я никогда не чувствовала себя настолько живой, как в этот момент умирания. (Сожаления о прошлом вместе с поступками, которые она намеревалась осуществить в своей жизни, наполняли ее сознание.) В это мгновение я нашла, как я называю, ответ на вопрос, который я никогда никому не высказывала и даже не находила смелости задать самой себе: есть ли на самом деле Бог? Я не могу этого описать, но я почувствовала озарившегося внутри моего существа абсолютно и действенно пребывающего Бога. Он ощущался каждым атомом моего тела. Своим величием. Но в следующий момент к моему ужасу я обнаружила, что не приближалась к Богу, а отдалялась от Него. Это было подобно видению, которое могло возникнуть и удалиться прочь. В панике я начала пытаться соединиться с Богом, Который, я знала, был там.

Она просила жизни себе и предлагала ее Богу, пусть только Он пощадит ее. Через три месяца она полностью поправилась.

«Плавание» после отделения от тела и ощущение перехода в новое измерение, по-видимому, являются одинаковыми почти в каждом сообщенном случае:

У меня было воспаление легких, которое сопровождалось интоксикацией. Температура достигала 41,5 ° С. Мне потом сказали, что я был в коме почти несколько дней, и уже не было надежды, что я останусь жить. Меня обкладывали льдом и делали спиртовое обтирание губкой. Моей семье говорили, что сделать ничего нельзя, и, вероятно, у меня будут значительные умственные поражения, если только я выживу. Во время этой комы я ощутил себя плавающим в долине, где, на некотором расстоянии от горы, исходил свет. Когда я приблизился к ней, то заметил прекрасные орхидеи и другие цветы, растущие на ее скалистом склоне. Посреди валунов я увидел своего дедушку, который стоял там. Он умер несколько лет назад. Я не разговаривал с ним, но знал, что хочу остаться и больше не возвращаться назад. Также я видел Крест, который был у края горы, и живую фигуру, распятую на этом кресте. Я знал, это был Иисус. Я понял, что это было начало и конец мира. После того я внезапно снова обнаружил себя в своем теле. Около трех лет тому назад у меня было подобное же ощущение, когда мне пришлось оперироваться по поводу перерождения бедренного сустава. Перерождение сустава прогрессировало, по-видимому, из-за лечения кортизоном. Меня готовили к анестезии, когда неожиданно предположили, что я умер. Я не чувствовал никакого отделения своей души от тела и не помню никакого туннеля. Я вдруг поплыл в той же самой долине, которую знал с прошлого раза. Только на этот раз на скалистом горном откосе стояли и бабушка, и дедушка вместе. Бабушка сказала мне: «Ты не можешь пойти с нами, тебе необходимо вернуться». Она плакала*, что я не мог остаться. Было ли это место суда или же что-то другое - я не уверен. Я знаю (только), что это перевернуло всю мою жизнь. Я теперь больше наслаждаюсь жизнью, потому что я не боюсь будущего.

Выход из тела, подобно отделению ступени ускорителя космического корабля, может происходить фазами:

Я находился в госпитале несколько дней, и моя грудная боль уже перестала меня беспокоить. Мне было сорок шесть лет, причины болезни врачи не находили. Я начал собираться домой, как вдруг возобновились острые боли. Я успел нажать кнопку вызова медсестры и упал от слабости. К счастью, кнопка сработала. Кто-то вошел в комнату и позвал на помощь. Вскоре пришли несколько человек и начали заниматься мною. Один из них давил на мою грудь, а другой подавал кислород. Примерно тогда же я начал устремляться вверх, оставляя тело внизу, и стал входить в какой-то неземной, умиротворяющий, ярко сияющий свет. Мне не было страшно и захотелось остаться. Затем неожиданно и без

*Сравни: «...идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь бесконечная» - Кондак после малой заупокойной ектений... (Прим. перев.)

объяснения я перенесся в свое тело. Одновременно вернулось и ощущение боли в груди. Когда боль утихла, я вновь устремился вверх из своего тела, свободный от боли, и тогда подумал: «Теперь я на самом деле ухожу». И все же я чувствовал удивительное спокойствие. Страха смерти не возникало. Я не видел других людей, и «туннеля» или ретроспекции прошлой жизни, о которых я слышал от других.

Однако, панорамное воспоминание, или мгновенное «проигрывание» человеческой жизни объединяет имеющиеся сообщения. Обычно это похоже на обратное прокручивание телекадров. Однако не совсем ясно, является ли прямое воспроизведение прелюдией к суду или к чему-то еще, но это чуточку досадно.

Я вспоминаю особенно печальный случай с мужчиной, который умер, не рассказав полностью о своем ощущении. У этого больного была обыкновенная простуда. Хотя я и говорил, что пенициллин не помогает при простуде и других вирусных заболеваниях, он настойчиво повторял, что ему при простуде пенициллин помогал. Затем он уверял меня, что у него никогда не было реакции на пенициллин, и, по его настоянию, я сделал ему инъекцию.

Затем это все-таки произошло. С ним случилось то, что мы называем анафилактической реакцией. В течение пяти минут действия инъекции он рухнул на пол в глубоком шоке со снизившимся давлением крови. Мы начали поддерживать давление закрытым массажем сердца, пока не были доставлены стимулирующие средства. Была подготовлена карета «скорой помощи» для транспортировки его в другую клинику. В то время, пока мы ожидали карету, у него восстановились сердечная деятельность и кровяное давление, последнее - благодаря очень активному препарату, который мы вводили ему внутривенным капельным способом. (Это лекарство сузило мелкие артерии, немного поддержав давление.) Он пришел в сознание и взглянул прямо мне в лицо, сказав, что только что перед ним промелькнула его прошедшая жизнь. Было показано каждое значительное событие.

Мне было слишком некогда, чтобы уделить ему больше внимания. Годами мне было «слишком некогда», чтобы выслушивать своих пациентов. Но этот случай уже не вернешь.

Он умер от кровоизлияния в мозг, которое явилось следствием реакции на пенициллин. На этот раз я потерял самообладание и заплакал.

Блаженство, покой и эйфория, сопровождающие встречи на Небесах, описываются охотно, по сравнению с осуждением, о котором мы слышим редко. Как вы уже могли заметить, в потусторонних ощущениях не обязательно присутствует «свет». Один пациент, который был оживлен, когда у него исчезли пульс и дыхание и были расширены зрачки, неожиданно осознал «новое понимание» своих взаимоотношений с близкими людьми и с миром. Переход от жизни к смерти был настолько естественным, что не возникало повода для страха. Он не увидел своей прошлой жизни. Двигаясь на большой скорости через сеть света огромной яркости, он описал, как проходил через нечто, казавшееся решеткой из светящихся нитей. После того, как он остановился, этот яркий пульсирующий свет стал ослепительным и лишил его силы. Это не было болезненным или неприятным чувством. Эта решетка придала ему ощущение состояния вне времени и пространства. Он стал новым существом. Личные опасения, надежды и желания были устранены. Он почувствовал, что стал неуничтожимым духом. Когда же он стал ожидать, что должно произойти что-то важное, вдруг вернулся в свое тело на операционный стол.

Другой больной описал подобные ощущения безболезненного блаженства в момент смерти:

Я потерял так много крови, что лишился сознания и почувствовал себя отделенным от тела. Я лежал рядом со своим собственным телом, смотрел поверх и наблюдал за сестрами и докторами, хлопотавшими над ним. Я чувствовал себя очень спокойным и удовлетворенным, у меня ничего не болело, и я был очень счастлив. Мне пришло в голову, что если это смерть, то она прекрасна. Но мысль о моей семье помогала мне уцепиться за жизнь, хотя я и понимал, что все заботы для меня теперь исчезли. Я не мог ощущать ничего, кроме спокойствия, непринужденности и тишины.

Ощущение казалось однородным: действительная смерть не имела ни жала, ни муки, хотя состояние, предваряющее смерть, может быть более или менее мучительным, например, гибель в автокатастрофе. Сама по себе смерть напоминает обычный обморок, а прекращение деятельности сердца подобно отходу ко сну. Эти люди, пережившие приятные ощущения, не боятся вторичной смерти.

АНГЕЛ СВЕТА

В некоторых случаях, как приятных, так и неприятных, человек не помнит, как он оставил тело и переместился через туннель или какой-нибудь другой проход. Тем не менее, многие из них помнят встречу с небесным (или в другом случае гротескным) Существом, либо некую форму удаляющейся фигуры. Некоторые идентифицируют личность удаляющейся фигуры с Христом или предполагают, что это или Ангел Света, или святое Существо. Я не слышал, чтобы кто-нибудь утверждал, что видел дьявола. Интересно, что с каким бы Существом они не встречались, оно, как правило, не называло себя. Обычно человек, получивший это ощущение, производит идентификацию. Так, индусы, мусульмане или буддисты могут сказать, что видели свои божества, в то время как христиане отождествляют его со Христом. Следующий пример относится к последнему случаю:

Вдруг мои страшные грудные боли облегчились. Затем у меня появилось радостное настроение. Я не могу как следует выразить это. Я плавал внутри пространства, похожего на небеса. Здесь было удивительно ярко среди улиц и строений из золота. Затем я увидел фигуру с длинными волосами, в сверкающей белой мантии. Все вокруг Него было в необыкновенном сиянии. Я не мог говорить с Ним. Я уверен, что это был Иисус. Когда Он взял меня за руку, я помню, как после этого рывками стал возвращаться в свое тело. Вы сотрясали во мне все. Боль возобновилась. Но я опять очутился на Земле! Я никогда не забуду тех секунд счастья. Я хочу вновь возвратить тот момент. Я не боюсь смерти. Я в самом деле не боюсь! Я ожидаю будущего, чтобы увидеть Иисуса опять.

Другие встречи с Ангелом Света подобны этой:

Я понимал, что умираю. Меня как раз доставили в клинику, и затем я почувствовал эту боль в голове и увидел сильный свет. Все вокруг проносилось со свистом. Затем я ощутил свободу, покой и сверхъестественное прекрасное самочувствие. Я посмотрел вниз на медиков, старательно занимавшихся мною, и это ничуть не потревожило меня. Я удивился, почему.

После этого меня вдруг объяло черное облако и понесло в туннель. Я выплыл из его другого конца на свет, излучавшийся ровно и мягко. Там был мой брат, умерший три года назад. Я попытался пройти через дверной проем, но брат преградил доступ и не дал разглядеть, что же находится за ним.

В следующее мгновение я увидел, что было за ним. Это был лучезарный Ангел Света. Я почувствовал, что окружен силой любви того Ангела, который проникал в самые мои сокровенные мысли. Меня тщательно осмотрели, и затем я, кажется, ощутил присутствие духов других, прежде умерших любимых людей. После этого все мое тело подбросило вверх от электротолчка, и я понял, что опять нахожусь на Земле.

Так я вернулся после этой необычной встречи со смертью, и более не боюсь ее. Я уже был там. И знаю, как она выглядит.

Переживания при встрече с «любящим» или «испытывающим» Существом Света в прекрасном ореоле объединяют все сообщения. Атеисты утверждают, что нет никакого ада, и что Бог, если Он существует, любит каждого человека и, следовательно, никого не должен наказывать.

В каждом случае, однако, человек возвращается в тело прежде, чем вынесено какое-либо решение или назначение расплаты. Эта предварительная встреча, возможно, могла выполнять роль всего лишь земли разделения. Это разочарование в приятности ситуации могло также являть собой гарантию неприкосновенности и препятствие желанию или стремлению переменить формы бытия. Это могло быть уловкой сатаны, согласно Чарльзу Райри, Биллу Грэйаму, Стефану Бооду и другим последователям Христианства, которые ссылаются на Второе Послание к Коринфянам ап. Павла (11:14). Следующий случай произошел с пациентом нехристианином:

Это была третья ночь с тех пор, как я находился в кардиологическом отделении с сердечным приступом. Я был разбужен медсестрами и одним из мужчин в белом. Они держали приготовленный для меня шприц. Я спросил: «Что за хлопоты?» Одна из сестер сказала, что мой мотор совсем остановился. Мне помнится, что я просил их не вызывать никого из моих родственников, поскольку по времени подходила вторая смена и было уже поздно. Я подал руку мужчине для укола, который мне сделали из дюймового шприца. Неожиданно я начал быстро подниматься вверх по гигантскому туннелю, кружась и не задевая сторон. Я говорил себе: «Удивительно, почему я не касаюсь стен туннеля?» Затем я был остановлен ярко светящейся фигурой. Он узнал мои мысли и просмотрел мою жизнь. Он сказал мне, чтобы я уходил обратно: мое время придет позже. Я чувствовал доброе отношение к себе. Я не помню возвращения в тело, но помню, как меня будили и говорили, что мое сердце останавливалось, и они опять заставили его сокращаться. Я с неохотой рассказал своей семье, поскольку не хотел этим странным событием выводить их из состояния душевного равновесия.

Иногда кажется, что этот свет освещает все пространство, находящееся вокруг него. Он обычно характеризуется как ослепительный, но не слепящий. Некоторые описывают Существо в свете, другие нет. В любом случае они, очевидно, чувствуют, что вся эта световая субстанция способна к передаче мыслей. Те, кто тверд в своей вере, не сомневались, что свет олицетворяет собой Иисуса Христа. Некоторые говорят, что Он точно так и называет Себя. Указание на свет производится в многочисленных местах Библии. Иисус, например, сказал:

«...еще на малое время свет есть с вами; ходите пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма: а ходящий во тьме не знает, куда идет. Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света».

(Ин.1235,36)

Свет также упоминается и в Ветхом Завете:

«Народ, ходящий во тьме, увидит свет великий; на живущих в стране тени смертной свет воссияет. Ты умножишь народ *, увеличишь радость его. Он будет веселиться пред Тобою, как веселятся во время жатвы...».

(Ис. 9:2,3)

*У Роолипгза: «Ибо Израиль будет опять велик...» (Ис.9:2). (Прим.перев.)

Фактически, я насчитал 52 ссылки в Симфонии под рубрикой «свет». Там есть интересная деталь. Ап. Павел в своей беседе упоминает свет «ярче солнца», который ослепил его на три дня. Его спутники также слышали голос и видели свет, но что поражает, сами не ослепли. Ни один из тех, кто в наши дни видел во время своего внетелесного бытия ослепительный свет, не был им ослеплен, несмотря на его очевидную яркость. Свет, виденный Павлом, описан в главах 9 и 26. Последняя глава содержит рассказ Павла:

«...среди дня на дороге я увидел, государь, с неба свет, превосходящий солнечное сияние, осиявший меня и шедших со мною. Все мы упали на землю, и я услышал голос, говоривший мне на еврейском языке: „Савл, Савл, что ты гонишь Меня? Трудно тебе идти против рожна".* Я сказал: Кто Ты, Господи? Он сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Но встань и стань на ноги твои. Ибо Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе».

(Деян. Апостол.)

ПЕРЕМЕНА ОБРАЗА ЖИЗНИ

Как следствие впечатлений жизни после смерти, которые глубоко воздействуют на будущие стремления людей и их убеждения, меняется и образ их жизни:

Я всегда полагал, что положение в обществе и признаки благополучия - самое важное в жизни, пока эта самая жизнь не была вдруг отнята от меня. Тогда я понял, что ни один из прежних моих идеалов не имеет реальной ценности. Только любовь, которую испытывают к ближним, выдержит испытание и время, и память. Материальные блага в счет не идут. Наша настоящая жизнь - ничто по сравнению с той, которая вас ожидает, вы увидите потом. Мне теперь не страшно умереть снова. Те, кто боятся умереть, должны иметь причину для опасения или еще не знают, что она из себя представляет.

* У Роолингза: «ты только вредишь самому себе». (Прим. перев.)

Некоторые люди сообщают, что во время духовного существования они имели обостренное восприятие. Они, например, могли чувствовать приятный аромат в воздухе, или красивое музыкальное сопровождение, или состояние экзальтированной радости.

Несколько лет тому назад, на следующий день после сильного ураганного ветра в нашем городе, бригада рабочих из электро-энергетической компании производила замену цепи на некоторых сорванных электролиниях. Один из них имел неосторожность не отключить ток, и участок цепи обвился вокруг ноги одного из членов бригады. Он скорчился на земле, и напряжение в несколько тысяч вольт, прошедших через его тело, создало вспышки. Под ним вспыхнула даже трава. Его товарищ по работе перерубил цепь, отключив ее от линии, и установив, что у того нет ни сердцебиения, ни дыхания, приступил к реанимации. Этому их обучили на практике на случай критической ситуации.

Когда я увидел его в клинике в приемном отделении, он был жив, хотя и без сознания. Зрачки были нормальными, но нарушения ритма сердцебиения требовали лечения.

Требовалась пересадка живой ткани для замены обширного участка кожи у лодыжки.

На другой день после того, как он пришел в себя, то вспомнил, что слышал прекрасную музыку и ощущал присутствие спокойного и тихого Существа, длившееся до тех пор, пока он не пришел в сознание. Странная вещь происходила; он слышал музыку и после своего пробуждения. Это заинтересовало его настолько, что он попросил пришедшего к нему посетителя найти, откуда исходила эта музыка. Но навещавший не мог слышать музыки!

Были и некоторые другие детали, которые он не мог припомнить, но это ощущение глубоко повлияло на всю его жизнь. Почему музыка оказывает такое воздействие, для меня остается загадкой; однако испытав это ощущение, он рассказывает о нем почти в любом обществе или каждому, кто пожелает слушать.

НЕОЖИДАННЫЕ ВСТРЕЧИ ЗА БАРЬЕРОМ

Проникновение в ад (или то, что кажется адом) может произойти непосредственно сразу, минуя многое из обычного хода событий. Точно так же люди могут рассказывать о прямом восхождении на Небеса или туда, что представляется Небесами, хотя более вероятным было бы вначале им пройти через землю разделения или какое-нибудь препятствие. Обычно земля разделения представляет собой место встречи, независимо от качества ощущения, а барьер - обычно изгородь, стена или что-либо подобное этому.

Мужчина средних лет с излишним весом, который неоднократно находился в состоянии клинической смерти, имел богатый опыт ощущений до своей конечной смерти, пересказал, как несколько раз его возносили к небесным местам. Его высокое кровяное давление вызывало рецидивы сердечных приступов, которые в свою очередь обусловливали случаи мерцательной аритмии и внезапной клинической смерти. Обычно им овладевала конвульсия и затем наступала полная потеря сознания. Дыхательная деятельность прекращалась в две-три минуты, если ничего не предпринималось, но каждый раз электрошок и реанимация возвращали его к жизни. Если хотя бы одна из этих остановок сердца произошла дома, конечно, наступила бы необратимая смерть. Эпизоды смерти повторялись каждые несколько дней, и он, бывало, всякий раз рассказывал о своих внетелесных ощущениях. Здесь будут приведены два его рассказа. В первом необыкновенное реагирование непосредственно на месте реанимации, а во втором предполагается переход в потусторонний мир:

Я повернулся, чтобы ответить по телефону, когда в груди вдруг возникла резкая боль. Я нажал кнопку вызова медсестры. Они пришли и начали заниматься мною. Они влили лекарства во флакон, подвешенный на штативе рядом с кроватью, вводя лекарство в руку. Я был жалок, когда лежал там. Это чувство подобно тому, как если бы мне на грудь наступил слон. Я вспотел и почувствовал, что теряю сознание. Все заволокло чернотой. Сердце перестало биться! Я слышал, как медсестры кричали: «Код 99, код 99!» Одна из них набрала номер телефона госпитального репродуктора.

Когда они делали это, я почувствовал, что покидаю тело через область головы, отрываясь и паря в воздухе, без ощущения падения. Затем я легко встал на ноги, наблюдая медсестер, надавливающих на мою грудь. Вошли еще две сестры, и я заметил, что униформу одной из них украшала роза. Потом вошли еще две сестры и один санитар. Затем я заметил, что они привели моего доктора с обхода в госпитале. Я увидел его раньше, чем он вошел в комнату, и я удивился, почему он находился здесь, ведь я чувствовал себя прекрасно!

Затем мой доктор сбросил с себя халат, чтобы сменить сестру, делавшую мне массаж сердца. Я заметил его галстук с голубыми полосами. Комната начала темнеть, и я почувствовал, что быстро двигаюсь в низ темного коридора. Вдруг я почувствовал невыносимый удар в грудь. Мое тело сдвинулось, спина изогнулась, и в груди возникло страшное жжение, будто кто-то пнул меня. В тот момент я пришел в сознание и оказался опять в постели. Только две сестры и санитары стояли рядом со мной, остальные ушли.

Все подробности, которые видел пациент, включая число людей, их действия, их одежду, были позднее проверены. Реконструкция последовательности событий по времени показала, что он пребывал без сознания и деятельности сердца в течение всего эпизода, который потом вспомнил.

В противоположность большинству возвращенных из состояния смерти людей, он приобретал посмертные ощущения всякий раз в момент реанимации. И каждое из них отличалось от предыдущих. Все ощущения были приятными. Вот одно из них:

Уже в который раз в мою грудь возвратилась та изматывающая боль. Я знал, чем это может грозить. Мог наступить обморок, как прежде. Но мне так хорошо спалось! Я принял под язык свою обычную «динамитную» таблетку и позвал медсестру. Затем надавил на лампочки. Сестра быстро появилась. Боль усилилась. В этот момент комната внезапно вновь почернела. Потом я не чувствовал никакой боли.

Следующее, что я помню, это, что я парил в противоположном конце комнаты у потолка и осматривал свое тело с головы до ног. Я помню это оттого, что сказал себе: «Я и не знал, что у меня такие большие ноги. Неужели это действительно я? Надо мной опять хлопочут. И надо же мне было умереть!» Я видел, как вкатили аппарат ЭКГ и установили рядом то, что называли шоковой машиной. В нее, кажется, со всех сторон были введены трубки, одна из них была подведена к моему носу, видимо, из кислородного баллона, а другая - к руке. Между тем, я плавал наверху не боясь, что упаду. Затем я услышал, как сказали: «Я не уверен, что он теперь уже вернется!»

Я помню все, что происходило в комнате, и затем меня стало быстро уносить в черный туннель, причем я не задевал стенок этого туннеля. И вскоре мне было радостно увидеть опять свет, но теперь меня остановила стена. Я в прямом смысле пролетел справа над ней. Я преодолевал пространство с высокой скоростью. Подо мной была река, занималась заря. Вокруг становилось светлее. Я заметил, что пересекаю прекрасный город, раскинувшийся подо мной, после того, как пролетел реку, подобно взмывающей ввысь птице. Улицы казались вымощенными золотом и были удивительно красивы. Я не в силах сделать описание, достойное зрелища. Я опустился на одну из улиц, и меня окружили счастливые люди, которые были рады видеть меня! Казалось, на них были яркие, разноцветные, сияющие одежды. Никто никуда не торопился. Некоторые приблизились ко мне. Я думаю, это были мои праотцы. Но именно в тот момент я очнулся опять в палате госпиталя. Я снова находился в теле. В тот момент я по-настоящему желал, чтобы они меня не возвращали. Я устал от всего этого. Дали бы мне остаться.

У этого больного всегда были приятные ощущения, и ни разу не было неприятных. Он сказал, что он христианин и что он уже видел, где будет находиться. Он не хотел более возвращаться. Он страдал сильной одышкой и грудными болями. От случая к случаю он пытался рассказывать каждому, кто его слушал, о своих ощущениях и будущей жизни - будь то служащий госпиталя или посетитель. Позже его желание исполнилось. Он не отреагировал на реанимацию.

Понятие пограничных барьеров известно Библии. В настоящее время есть свидетельства, которые напоминают описания небесных образов, виденных Стефаном, Павлом и Иоанном. Один священник сообщил следующее:

Среди ночи я был вызван в клинику медсестрой, которая сообщила, что миссис Д., одна из прихожанок моего небольшого храма, умирает. Я быстро оделся и поспешил к больнице. Когда я сошел с эскалатора, сестра, вышедшая мне навстречу, сказала: «Прошу прощения, что подняла вас с постели. Миссис Д. скончалась». Затем она ввела меня в комнату, где находилась миссис Д., маленькая, болезненная, седовласая леди, она умерла в последней стадии рака. Мне сказали, что нет никаких признаков жизни. Я просто, отчетливо и громко помолился Богу, говоря, что миссис Д. плодотворно подвизалась на моем приходе, и я просил Господа, если на то будет Его воля, то пусть желание, с которым она позвала меня, исполнится. В эту же секунду я увидел, как веки миссис Д. дрогнули, потом что-то прошелестело, и в комнате наступило смятение. Миссис Д. широко открыла глаза и сразу же предоставила мне главную роль. Она шепотом говорила: «Благодарю вас, пастор Граген, за Вашу молитву. Я беседовала с Самим Иисусом, и Он велел мне вернуться и сделать что-нибудь для Него. Я также видела Джимми (ее муж, умерший незадолго до этого)». Она повернулась на бок, подогнула почти к подбородку коленки, неглубоко вздохнула и уснула.

Когда я спустился вниз по эскалатору, до меня донеслись звуки быстрых шагов. Сестра, которая была свидетельницей этого эпизода с самого начала, догнала меня и сказала: «Я боюсь! Что Вы сделали? Эта женщина была мертва, а теперь ожила! Я уже многие годы работаю сестрой и никогда не видела прежде ничего подобного. Я всегда была атеисткой».

Миссис Д. после того, как ожила, часто в беседах описывала другим то, что видела во время смерти: Иисуса в сияющем ореоле и ее покойного мужа - Джимми. Она хотела остаться на Небесах, но Иисус повелел ей возвратиться, чтобы все рассказать другим. Затем как-то она пригласила меня к себе домой, чтобы сообщить мне, что она опять собиралась в клинику в этот день - теперь уже отойти на Небеса и там остаться. «Не просите за меня на сей раз, чтобы я осталась».

Другой наглядный пример относится к человеку, который посетил Небесный город с помощью сопровождавшего его Ангела:

Первый электрокардиостимулятор был вживлен мне в марте, но он плохо работал. Я лег в больницу, чтобы мне поставили новый пеисмекер и ввели его в действие. Но с моим сердцем повторилось что-то неладное, и я попросил жену и шурина нанять мне сиделку. Я, возможно, предчувствовал это. Дальше я помню, как кто-то закричал: «Код 99! Код 99!» Но в это время в комнате я уже не находился. Кто-то,- сначала я подумал, что это сиделка,- подхватил меня сзади и, обвивая руками мою талию, вынес меня оттуда. Мы начали вылетать за пределы города, удаляясь все дальше. Я сразу же понял, что это была не сиделка, когда взглянул вниз. Я увидел свои ноги и кончики белых крыльев, взмахивающих позади меня. Сейчас я уверен, что это был Ангел.

Через некоторое время после того, как мы взмыли вверх, он *(Ангел) опустил меня на улицу в сказочном городе со строениями, сделанными из сияющего золота, серебра и красивого дерева. Отовсюду исходил чудесный свет, яркий, но не заставляющий меня прищуривать глаза. На этой улице я повстречал свою мать, отца и брата, которые все умерли прежде. «Сюда идет Поль»,- услышал я слова своей матери. Но когда я двинулся им навстречу, тот же Ангел снова подхватил меня за талию и унес ввысь. Я не узнал, почему мне не позволили остаться.

Вдали показался горизонт. Я уже узнал здания и увидел госпиталь, куда был направлен, когда заболел. Ангел опустился и оставил меня в той самой комнате, где я располагался. Я взглянул вверх и увидел лица докторов, занимающихся мною. Я опять вернулся в тело. Мне никогда не забыть этого ощущения. Я не думаю, чтобы кто-нибудь остался атеистом, если бы испытал подобное.

Следующий рассказ, поведанный семидесятилетним бухгалтером вскоре после того, как он обрел дар речи, я смог записать на магнитофонную ленту. Большая часть его описаний Небес, хотя и не полностью приведенных здесь, имеет большое сходство с Откровением, данным в последних двух главах Библии. Изредка такие описания делали люди, которые никогда прежде не были знакомы с библейскими описаниями Нового Иерусалима:

Из-за боли в груди меня срочно доставили из дежурной палаты в блок реанимации. Мне сказали, что это сердечный приступ. На эскалаторе я почувствовал, что мое сердце

*У Роолингза: «...она (ангел)» (Прим. перев.)

остановилось и прекратилось дыхание. Я подумал: «Все кончено».

Далее я помню, как смотрел вниз на свое тело в блоке интенсивной терапии. Я не знаю, как попал туда, но там уже занимались мною. Там находились молоденький доктор в белом халате, две медсестры и черный парень в белой форме, который в основном и занимался мною. Он надавливал мне на грудь, а кто-то еще дышал в меня, и они кричали: «сделай то и сделай это!» Позже я узнал, что этот черный парень был медбратом в отделении. Прежде я не видел его. Я помню даже его черный галстук-бабочку. Далее я помню, как уходил через темный коридор и не задевал ни одной стенки. Я оказался в чистом поле и пошел по направлению к длинной белой стене. Она имела три ступени, ведущие вверх к проему в стене. На площадке около ступеней сидел человек, одетый в белую мантию, поражавшую великолепием и сиянием. Его лицо также излучало яркий свет. Он читал большую книгу. Как только я приблизился к нему, то почувствовал высокое благоговение и спросил его: «Ты ли Иисус?» Он ответил: «Нет, ты увидишь Иисуса и тех, кого желаешь видеть, за этой дверью». После того, как он взглянул в свою книгу, он сказал: «Ты можешь продолжать свой путь через эту дверь». Тогда я, открыв дверь, вошел и увидел прекрасный, ярко освещенный город, отражающий, как казалось, солнечные лучи. Он весь был создан из золота или какого-то блестящего металла, с куполами и шпилями в великолепном пышном убранстве. Улицы сияли. Они были сделаны из чего-то такого, что мне не приходилось видеть прежде. Там было много народа. На всех - сверкающие белые мантии, и все с радостными лицами. Они выглядели прекрасно. Воздух благоухал такой свежестью! Я никогда не вдыхал ничего подобного этому. Прекрасная небесная музыка создавала фон, и я увидел две фигуры, направляющиеся ко мне -я немедленно узнал их. Это были мои отец и мать, оба умерли несколько лет тому назад. У моей матери ампутировали ногу, но теперь она была на месте! Моя мать шла на обеих ногах!

Я сказал своей матери: «Ты и отец такие красивые!» И они ответили мне: «И у тебя такое же сияние, и ты выглядишь просто прекрасно!»

Когда мы вместе прогуливались, чтобы найти Иисуса, я заметил, что одно строение было больше остальных. Оно походило на сферический амфитеатр с открытой половиной к строению, откуда исходил ослепительный свет. Я попробовал посмотреть вверх на этот свет, но не мог этого сделать. Свет был слишком ярким. Многие, было видно, благодарно склонялись перед этим строением с обожанием и молитвой. Я спросил у своих родителей: «Что это такое?» Они ответили: «Там пребывает Бог». Я никогда не забуду этого. Ничего подобного мне прежде не доводилось видеть. Мы продолжали идти, и они взяли меня увидеть Иисуса. Мы встретили много людей. Все они были счастливы. Я не испытывал прежде такого хорошего самочувствия. Когда же мы приблизились к тому месту, где пребывал Иисус, я внезапно ощутил, как сильный импульс электрического тока прошел через мое тело, как если бы кто-нибудь ударил меня в грудь. Мое тело подбросило вверх, когда восстанавливали деятельность моего сердца. Я был возвращен к прежней форме существования! Но это меня не слишком радовало. Однако я понял, что меня послали обратно, чтобы поведать другим о пережитом мною. Я решил посвятить остаток своих дней рассказу об этом ощущении каждому, кто захочет выслушать!

Меня же радует, что у людей, сталкивающихся с потусторонним миром, возникает такое возбуждение. В сознании этих людей не было места вопросу о реальности их ощущений или их важности, но они тем не менее желают, чтобы другие узнали о том, что произошло с ними. Они стремятся посвятить жизнь тому, чтобы рассказывать об этом каждому, кто пожелает слушать.

События, предшествующие входу туда, где мог совершаться предварительный суд, не являются необычными. Безусловно, общим для всех и радостным ощущением является, очевидно, встреча с прежде умершими друзьями и родственниками. Их существование в духовном мире может быть определено как пребывание за пределами той преграды, которая существует для многих из тех, с кем, кажется, они встречались.

По-видимому, лишь некоторые переступают этот барьер и возвращаются, чтобы рассказать нам об этом. Зафиксирован, например, случай с Бетти Мальтц, находившейся сорок четыре дня в коме, вызванной разрывом аппендикса. Однако, в течение всего этого времени она слышала каждого, кто был в комнате. Хотя ее физические чувства казались ослабленными, чувства духовные, по-видимому, обострились.

Пока она находилась в коме, у нее было ощущение восхождения на гору среди яркой местности. У нее не было усталости, но, напротив, чувство небывалого по силе восторга. С нею шел Ангел, но она видела только его ноги. Вдвоем они подошли к воротам в большой мраморной стене, и ее пригласили войти и там присоединиться к поющим прекрасные гимны. Впрочем ей предоставили выбрать, хочет она вернуться назад или продолжать путь через ворота.

Затем она помнит, как кто-то неожиданно откинул простыню, которая уже покрывала ее лицо К

Каждый изложенный здесь мною случай указывает, что выход духа из тела есть самый основной закон смерти. Послушайте, как Св. Писание раскрывает причину того, почему наши настоящие тела из плоти и крови не могут войти в Царство Божие:

Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное. Но то скажу вам, братия, что плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия и тление не наследует нетления. Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, во мгновение ока, при последней трубе...

Когда же тленное сие облечется в нетление и смертное сие облечется в бессмертие, тогда сбудется слово написанное: поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа? Жало же смерти - грех, а сила греха - закон. Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом! (1 Кор. 15:42-44, 50-52, 54-57)*.

* У Роолингза:

Так и наши земные телеса, которые умирают и разрушаются, не похожи на те, что будут у нас по воскресении, когда мы обретем нашу прежнюю форму жизни, потому что они никогда не умрут. Тела, которые мы имеем теперь, обременяют нас, ибо они слабеют и умирают; но они будут полны славы, когда мы оживем опять. Да, они болезненны и смертны теперь, но когда мы оживем снова, они исполнятся крепости.

<<<< || >>>>


Создатель библиотеки: Андрей Хахилев