Кэтрин Райдалл. Ченнелинг: теория и практика

Встреча с Дией

В 1983 году я жила в Сан-Франциско. Там и произошло мое первое знакомство с ченнелингом. Один мой друг, мнение которого я очень уважала, пригласил меня к себе послушать Ричарда Райала, здешний канал. В это время я как раз писала докторскую диссертацию, а до того четырнадцать лет занималась психологией и вопросами духовного роста. Я изучала западную психологию, восточную, а также медитацию. Плюс к этому я еще многие годы была социальным работником и консультантом.

Получив это приглашение, я испытала смешанные чувства. Хотя я и посвятила долгие годы исследованию сознания, но с ченнелингом никогда прежде не сталкивалась, разве что в книжках Эдгара Кейса* и Джейн Робертс**, которые, признаюсь, глубоко впечатлили меня. Фактически, я выработала на основе этого чтения два основных своих убеждения относительно мира: все аспекты нашей реальности мы создаем сами — это во-первых; мы многоплановые существа, одновременно пребывающие в различных измерениях, — это во-вторых. Эти книги сыграли решающую роль в становлении моего духовного сознания. Я бы сформулировала так: читая эти книги, я прониклась уверенностью, что мне доступно получать знания от учителей, существующих на иных уровнях, что знания, добытые посредством ченнелинга, будут полезны мне. И бессознательно во мне проснулось желание узнать, как можно самой получить такого рода знания.

С другой стороны, хотя Джейн Робертс и была для меня авторитетом, у меня было много предубеждений относительно ченнелинга. Мне еще не приходилось присутствовать при вхождении «канала» в состояние транса. «Каналы», или «ченнелеры», стали массовым явлением только с середины восьмидесятых, а в описываемое время ченнелинг еще не стал неотъемлемой частью движения Нью-Эйдж и метафизического опыта. Мои друзья и клиенты еще не начали мне рассказывать о своих невероятных встречах с каналами. Зато бесчисленные фильмы ужасов успели вселить в меня страх перед одержимостью злыми духами. А главное, годы, потраченные на изучение восточной философии, воспитали во мне убеждение, что, общаясь с «наставниками» из мира духов, я могу значительно уклониться от истинного пути самопознания. Если бы меня спросили тогда, как я себе представляю типичный сеанс ченнелинга, я наверняка сказала бы: вижу комнату, в которой полно старушек с планшетками «уия» для спиритических сеансов, вокруг бегают дико мяукающие кошки, а какой-то корыстный шарлатан вешает им всем на уши лапшу — и старушкам, и их кошкам.

Учитывая все эти предубеждения, тем более удивительной стала для меня встреча с Ричардом. Привлекательный, интеллигентный человек,

См.: Кевин Тодеши. «Эдгар Кейс и Хроники Акаши». К.: «София», 1999.

См.: «Говорит Сетх. Ченкелинг VI». К.: «София», 1999. — Здесь и далее прим. ред., если не указано иначе.

 

Ричард быстро вошел в транс и вызвал существо по имени Дия. Я не ощутила в Ричарде ни намека на эпилепсию, никакого патологического изменения личности. Просто в какой-то момент его голос зазвучал более глубоко, в нем появился какой-то дополнительный резонанс.

Услыхав голос Дии, я сразу догадалась, что это и в самом деле могучее существо. Он говорил о важности установления гармонии с другими существами, с самой Землей, потому что без этого нельзя достичь радости и гармонии бытия, — и его послание глубоко отозвалось во мне. С готовностью я приняла его предложение «расширить и прояснить» энергию в различных центрах наших тел, чтобы мы могли достичь более полного согласия друг с другом и Землей. Я действительно почувствовала, как тонкая энергия проникает в мое сознание, в мой мозг, и поверила в реальность происходящего.

После этого первого вечера произошло еще несколько встреч. Дия поражал меня все больше и больше. В конце концов я согласилась на предложение Ричарда и Дии — пройти годичный курс тренировки. И от занятия к занятию я все больше узнавала Ричарда и Дию, их личные особенности. Во мне росла любовь к Дии как к наставнику и другу. Я училась доверять его руководству, проникнутому мудростью и сочувствием.

Как толь ко Дия начинал свои наставления, я впадала в бессознательное состояние, и это длилось минут десять. Эта реакция моего организма была для меня неопровержимым доказательством того, что я в самом деле нахожусь под влиянием чего-то могучего. Всякий раз я давала себе обещание хранить ясность сознания, и всякий раз неизбежно это обещание нарушала, то есть снова теряла сознание. Но это меня не пугало. Почему? Потому что, когда я впадала в такое состояние, со мной рядом по-прежнему находились друзья, которым можно было доверять. К тому же когда я приходила в себя, то ощущала свежесть и обновленность, у меня было чувство, что я пережила нечто очень важное. Но почему я теряла сознание? Со временем это стало мне понятно: только при отсутствии сознания, когда спадали все оковы личности, я действительно приближалась к Дии, действительно общалась с ним; чтобы возник полный контакт, мне следовало покинуть пределы своего тела. Я считаю, что эти «выходы из тела» и подготовили меня к осознанному ченнелингу.